Четверг, 09.07.2020, 20:44
Форум НОМОПО "КУРГАН" Главная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гражданский | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: kurgan, комсорг  
Форум НОМОПО "Курган" » Форум НОМОПО "Курган" » События, факты, люди... » Военная юстиция (Органы юстиции, законы в годы войны, вопросы военного права)
Военная юстиция
AnnaДата: Среда, 08.09.2010, 15:59 | Сообщение # 1
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
Дата
03.08.2006
Информация о публикации
"Военно-юридический журнал", 2006, N 8

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЕННЫХ ТРИБУНАЛОВ ВО ВРЕМЯ
ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941 - 1945 ГГ.

М.Р. ЧАРЫЕВ

Основной причиной выбора темы научной статьи послужило то обстоятельство, что до сих пор нет единого взгляда на деятельность военно-судебных органов в нашей стране, и особенно на деятельность данных органов в период особых условий, когда функционирование всего механизма государства преобразуется согласно сложившейся в стране чрезвычайной или военной обстановке.
Целью научной статьи является характеристика деятельности специализированных органов судебной власти - военных трибуналов в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., в том числе по борьбе с контрреволюционными преступлениями, и тем самым освещение места и определение роли данных судов в обеспечении безопасности государства.
Проблема деятельности правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. занимает важное место и в историко-правовой науке, и в образовательном процессе, особенно когда речь заходит о характеристике того, какую роль суды сыграли в деле победы советского народа над врагом в ходе одной из самых мучительных и кровавых войн в истории советского (российского) государства.
Статья может представлять определенный научный интерес с точки зрения учета опыта деятельности военных трибуналов в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (далее - ВОВ, если не употребляется иное).
Длительный процесс становления военно-судебных органов в нашей стране был не из самых легких, а путь развития военного суда как органа, осуществляющего правосудие, - тернистым. В процессе развития военно-судебных органов встречалось множество проблем, связанных с различными этапами развития нашего государства. Эти проблемы были обусловлены в основном общепринятыми в то время представлениями о военно-судебных органах как о карательных органах государства.
Одно из основных мест в системе военно-судебных органов нашего государства занимали военные трибуналы.

Становление системы военно-судебных органов в России

Наследниками ревтрибуналов, образованных задолго до ВОВ, стали военные трибуналы (впоследствии военные суды), которым 8 декабря 2005 г. исполнилось 88 лет.
Военные трибуналы были созданы на фронтах гражданской войны летом 1918 г. Дата одного из первых распорядительных заседаний, которое состоялось 8 декабря 1918 г., и вошла в историю как день образования военных трибуналов <*>.
--------------------------------
<*> См: Муранов А.И. Военные суды: история создания и современные задачи // Законность. 1999. N 1. С. 47.

В России вплоть до принятия 23 июня 1999 г. Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" вместо термина "военные суды" законодательно был закреплен термин "военные трибуналы", деятельность которых регулировалась Положением о военных трибуналах, утвержденным Законом СССР от 25 декабря 1958 г. (с последующими изменениями и дополнениями).
Еще во время первой буржуазно-демократической революции царский режим широко использовал чрезвычайную (военно-полевые суды) и военную (военно-окружные суды) юстицию. Указом царя 19 августа 1906 г. было введено "Положение о военно-полевых судах". Военно-полевые суды рассматривали все дела, имеющие политическую окраску. Дела рассматривались при закрытых дверях в течение двух суток, без соблюдения форм судопроизводства, а решения сразу же вступали в силу и приводились в исполнение. Основной мерой наказания этих судов являлась смертная казнь через повешение и расстрел.
В системе российской армии существовали и военно-окружные суды. Все формальности производства дел по политическим преступлениям в военно-окружных судах Законом 27 июня 1907 г. были резко сокращены, что обеспечивало быструю и суровую судебную расправу.
В общей сложности по приговорам военно-полевых судов в 1906 - 1907 гг. были казнены 1102 человека, а по приговорам военно-окружных судов за период 1906 - 1909 гг. к смертной казни были приговорены 6193 человека <*>.
--------------------------------
<*> См.: Клеандрова В.М., Яковлев Л.С. История государства и права России XVII - XX вв. (до октября 1917 г.). М., 1992. С. 92.

После победы Октябрьской революции для охраны революционной законности, борьбы с врагами революции, защиты интересов рабочих и всех трудящихся требовалась новая судебная система, которая и была образована в соответствии с декретами Советского правительства о суде.
22 ноября (5 декабря) 1917 г. был издан первый Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР, вошедший в историю Советского государства как Декрет о суде N 1. Однако образование революционных военных трибуналов не было предусмотрено первыми декретами о суде. Дела о преступлениях военнослужащих до образования революционных военных трибуналов рассматривались общими судами, которые не могли обеспечить быстрого разрешения возникающих в армии дел. Нужны были суды, организационно связанные с армейскими формированиями. Такими судами стали революционные военные трибуналы.
К концу 1918 г. революционные военные трибуналы были учреждены на всех фронтах, во всех действующих армиях. В целях осуществления руководства деятельностью трибуналов Революционный военный совет Республики Приказом N 94 от 14 октября 1918 г. образовал Революционный военный трибунал Республики, который 8 декабря 1918 г. приступил к осуществлению правосудия.
4 февраля 1919 г. Постановлением Реввоенсовета Республики было утверждено первое Положение о революционных военных трибуналах, регламентировавшее деятельность военных трибуналов.
Помимо Революционного военного трибунала Красной Армии и Флота, Декретом ВЦИК 18 марта 1920 г. были созданы революционные военные железнодорожные трибуналы, составлявшие самостоятельную систему судов.
Окончание гражданской войны и переход к мирному строительству поставили на повестку дня вопросы перестройки всего государственного механизма, усиления начал законности и повышения роли суда в ее обеспечении.
31 октября 1922 г. на четвертой сессии ВЦИК IX созыва было принято Положение о судоустройстве РСФСР, проведение в жизнь которого привело к коренной перестройке существовавших судебных органов. Положение предусматривало создание военных трибуналов округов (фронтов), корпусов и дивизий. Организационное руководство ими возлагалось на Военную коллегию Верховного Суда РСФСР.

Военные трибуналы - органы борьбы с контрреволюционными
преступлениями во время Великой Отечественной войны
1941 - 1945 гг.

Особый период в деятельности военных трибуналов связан с ВОВ. Организация и деятельность судебных органов, как и всего Советского государства в военный период, диктовалась чрезвычайными условиями военного времени и была подчинена задачам обороны и безопасности государства.
"Решительная борьба со всякими происками фашистских захватчиков, выявление, разоблачение и наказание шпионов и диверсантов, террористов и иных враждебных элементов возлагалось во время Великой Отечественной войны в основном на прокуратуру, органы государственной безопасности, военные трибуналы. Они были призваны карать дезорганизаторов фронта и тыла, дезертиров, шпионов и других враждебных элементов. Одной из первоочередных задач в военное время для военных трибуналов являлась борьба с вражеской агентурой" <*>. В тылы и в расположение советских войск враг забрасывал шпионов, диверсантов, террористов, пытался развернуть фашистскую пропаганду и тем самым подорвать боеспособность и боеготовность советских войск.
--------------------------------
<*> О роли военных трибуналов в Великой Отечественной войне // Социалистическая законность. 1970. N 5. С. 11.

ВОВ не упразднила существовавшую систему судов, не внесла коренные изменения в правовые основы их деятельности (продолжали свою деятельность народные, областные, верховные суды).
Наиболее существенные изменения, внесенные военной обстановкой в судебную систему, сводились к расширению сферы деятельности военно-судебных органов. В условиях военного времени к их подсудности был отнесен широкий круг преступных деяний и лиц, их совершивших. Организация и деятельность военных трибуналов были определены Указами Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "О военном положении", "Об утверждении Положения о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий".
Военные трибуналы создавались при военных округах, фронтах и морских флотах, при армиях, корпусах и иных воинских соединениях (гарнизонах, дивизиях, отдельных бригадах) и военизированных учреждениях, а также на железных дорогах, в морских и речных бассейнах Главсевморпути и др.
В качестве надзорной инстанции над трибуналами действовали Военная коллегия Верховного Суда СССР, а также военно-железнодорожная и военная водно-транспортная коллегии Верховного Суда СССР. Право надзора над нижестоящими военными трибуналами было предоставлено военным трибуналам округов и фронтов. Высшими надзорными функциями обладал Пленум Верховного Суда СССР.
Организационное руководство всей системой трибуналов осуществлялось Наркоматом юстиции СССР.
Условия военного времени потребовали реорганизации в системе военных трибуналов линейных судов железнодорожного и водного транспорта. В местностях, объявленных на осадном положении, народные и областные суды преобразовывались в военные трибуналы.
О каждом приговоре к высшей мере наказания военный трибунал должен был немедленно сообщить Председателю Военной коллегии Верховного Суда СССР и Главному военному прокурору армии (флота), остальные приговоры трибуналов вступали в законную силу с момента вынесения и немедленно приводились в исполнение.
В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "О военном положении в местностях, объявленных на военном положении", сократилась подсудность дел народным судам в области общеуголовных преступлений. Передаче военным трибуналам подлежали все дела о военнослужащих; дела о наиболее опасных преступлениях, совершенных любыми лицами на территории действия военного трибунала: о государственных преступлениях, о хищениях социалистической собственности, о разбое, об умышленных убийствах, о насильственном освобождении из мест заключения и из-под стражи и др. Военные власти имели право передавать на рассмотрение военных трибуналов дела о спекуляции, злостном хулиганстве и иные дела, если командование признает это необходимым по военным обстоятельствам. Также в Указе о военном положении говорилось, что все дела, направленные против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, были изъяты из ведения общих судебных органов и отнесены к компетенции военных трибуналов. Рассмотрение дел происходило в составе трех постоянных членов, их приговоры кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены (изменены) лишь в порядке надзора.
Большое количество военнослужащих в 1941 г. были арестованы на передовой и переданы на рассмотрение военных трибуналов. Согласно Указам Президиума Верховного Совета с 22 июня 1941 г. трибуналам разрешалось рассматривать любые дела в местностях, объявленных на военном положении. При этом устанавливались многие изъятия из правил судопроизводства.
29 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР издали директиву с требованием "организовать беспощадную борьбу со всякими... паникерами, распространителями слухов". Слухи распространялись, несмотря на жестокие наказания, предусмотренные Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г. За первые четыре месяца согласно этому Указу военные трибуналы осудили 1423 человека <*>.
--------------------------------
<*> См.: Стецовский Ю.И. Судебная власть. М.: Дело, 1999. С. 275.

С началом войны уголовная ответственность была установлена не только за распространение слухов. В разряд преступных были переведены и другие действия: самовольный уход с предприятия, уклонение от всеобщего военного обучения, нарушение правил светомаскировки и др.
Уголовные дела нередко возбуждались при отсутствии к тому оснований. Получило распространение вынесение трибуналами приговоров по формальным основаниям. Особенно это относилось к случаям хранения фашистских листовок, использовавшихся военнослужащими в бытовых целях.
В годы войны были резко сокращены сроки производства по уголовным делам. Они составляли от одного до трех дней, включая приведение приговора в исполнение. В военных трибуналах дела надлежало начинать через 24 часа после вручения копии обвинительного заключения. Этому способствовало немалое число документов, которые обязывали рассматривать и разрешать дела в сокращенные сроки (к примеру, Приказ Наркомата юстиции от 29 июня 1941 г. N 106 "О перестройке работы судебных органов и органов юстиции на военный лад", требовавший усилить быстроту судебного воздействия). Большинство дел рассматривалось без защитника. При таком положении исключалось участие в деле прокурора, его функцию выполнял трибунал. Было упразднено право кассационного обжалования.
В Директиве Наркома юстиции и Прокурора СССР от 31 июля 1942 г. N 1096 предлагалось: действия командиров, комиссаров и политработников, привлеченных за самовольное отступление с боевой позиции, квалифицировать по п. "б" ст. 58.1 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине, совершенная военнослужащим, наказание - расстрел); пропаганду дальнейшего отступления частей РККА квалифицировать по ч. 2 ст. 58.10 Уголовного кодекса РСФСР (контрреволюционная пропаганда и агитация, основное наказание - расстрел).
Через полтора года - 25 ноября 1943 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление N 22/М/16/У/сс, где говорилось, что "военные трибуналы квалифицируют как измену Родине всякое содействие, оказанное советскими гражданами немецким захватчикам, независимо от характера этого содействия" <*>.
--------------------------------
<*> См.: там же. С. 278.

Для сравнения можно привести таблицу, которая показывает, сколько лиц и по каким составам преступлений было осуждено военными трибуналами за время ВОВ (См. таблицу).

Таблица

1941 1942 1943 1944 1945 В итоге:

Всего осуждено: 216142 685562 727207 543745 357007 2530663

За контрреволю-
ционные пре-
ступления: 28732 112973 95802 99425 135056 471988

За воинские
преступления: 117425 299254 218022 88432 69059 792192

За общеуголовные
преступления: 69985 274335 413383 355888 152892 1266483

Приведенные данные свидетельствуют о том, что за весь период ВОВ военными трибуналами было осуждено 2,5 млн. человек. За контрреволюционные преступления было репрессировано 471 тыс. 988 человек (18,6%), за воинские и общеуголовные преступления - 792 тыс. 192 (31,4%) и 1 млн. 266 тыс. 483 человека (50%) за общеуголовные преступления. За 4 года войны к высшей мере наказания было приговорено 8,9% от числа осужденных <*>. В 1941 - 1945 гг. каждый пятый человек был осужден по контрреволюционной статье.
--------------------------------
<*> См.: Муранов А.И. Деятельность органов военной юстиции в годы Великой Отечественной войны // Государство и право. 1995. N 8. С. 89.

Наибольшее число неправомерных приговоров во время ВОВ было вынесено по делам о контрреволюционной пропаганде и агитации <*>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 90.

Например, через три дня после подписания И. Сталиным приказа "Ни шагу назад!" <*> Нарком юстиции и Прокурор СССР направили всем органам военной юстиции директиву N 1096, в которой предписывалось: "действия лиц, преданных суду военного трибунала за пропаганду дальнейшего отступления частей Красной Армии, квалифицировать по статье 58.10, части 2 Уголовного кодекса РСФСР".
--------------------------------
<*> Приказ Наркома обороны N 227 от 28 июля 1942 г.

Необходимо учесть, что большая масса контрреволюционных преступлений прошла и через внесудебные органы - "двойки", "тройки", а еще 10 июня 1934 г. ЦИК СССР принял Постановление, в соответствии с которым Военной коллегии Верховного Суда СССР и военным трибуналам округов (флотов) стали подсудны расследуемые аппаратом НКВД дела об измене Родине, шпионаже, терроре, совершенных кем бы то ни было, а не только военнослужащими. Чаще всего в военные трибуналы поступали дела об измене Родине (статья 581 Уголовного кодекса РСФСР) <*>. 24 ноября 1942 г. Государственный Комитет Обороны СССР принял Постановление "О членах семей изменников Родины", в нем говорилось, что "применение репрессий в отношении членов семей перечисленных в пунктах 1 и 2 лиц (следует перечисление. - Ч.М.) производится органами НКВД на основании судебного приговора или решения Особого совещания при НКВД СССР".
--------------------------------
<*> См.: Война и правосудие // Человек и закон. 1990. N 6. С. 35.

Во время ВОВ в связи с увеличением количества военных трибуналов (к началу ВОВ в стране функционировало 298 военных трибуналов, а к 1 марта 1942 г. их было сформировано еще 823) оказалось невозможным обеспечить осуществление правосудия постоянным судебным составом из трех военных судей. Поэтому 28 июля 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была предусмотрена возможность участвовать в осуществлении правосудия заседателям, которых выделяли политические органы и командование войсковых частей.
Во время ВОВ работники военных трибуналов иногда сами приводили приговоры в исполнение, участвовали в деятельности заградительных отрядов.
В 1942 г. по мере освобождения советскими войсками территорий, временно оккупированных германскими войсками, на рассмотрение военным трибуналам стали поступать дела о преступлениях гитлеровцев и их пособников.
19 апреля 1943 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР "О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников".
В соответствии с данным Указом для рассмотрения подобных дел специально учреждались военно-полевые суды, они действовали при дивизиях и корпусах Красной Армии. В их состав входили председатель военного трибунала, начальники политического и особых отделов. Военно-полевые суды рассматривали дела немедленно после освобождения занятых противником территорий <*>. В целом деятельность военно-полевых судов во время ВОВ не получила широкого распространения (например, за два года, с мая 1943 г. по май 1945 г., военно-полевые суды первого Украинского фронта рассмотрели 221 дело на 348 человек). В основном военно-полевыми судами рассматривались дела только в отношении лиц, пойманных с поличным, и не требовавшие специального расследования, если же было необходимо всестороннее изучение обстоятельств дела и специальное расследование, то дело передавалось в военный трибунал.
--------------------------------
<*> См.: Война и правосудие // Человек и закон. 1990. N 6. С. 35.

Военная коллегия Верховного Суда СССР
как надзорная инстанция за деятельностью военных трибуналов
во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.

Как упоминалось ранее, высшей надзорной инстанцией за деятельностью военных трибуналов во время ВОВ была Военная коллегия Верховного Суда СССР (далее - Военная коллегия, если не употребляется иное).

Система военных трибуналов во время
Великой Отечественной войны

┌───────────────────────┬───────────────┬────────────────────────┐
│ │ Верховный Суд │ │
│ │ СССР │ │
│ └───────────────┘ │
├─────────────────┐ ┌──────────────────────┐ ┌─────────────────┤
│ Военно- │ │ │ │ Военно водно- │
│ железнодорожная ├──┤ Военная коллегия ├──┤ транспортная │
│ коллегия │ │ │ │ коллегия │
└─────┬───────────┘ └─┬────────┬─────────┬─┘ └───────────┬─────┘
│ │ │ │ │
│ ┌─────────┴┐ ┌────┴─────┐ ┌┴─────────┐ │
│ │ Военный │ │ Военный │ │ Военный │ │
│ │ трибунал │ │ трибунал │ │ трибунал │ │
┌─────┴─────┐│ флота и │ │ фронта, │ │ округа │┌─────┴─────┐
│ Военный ││отдельной │ │ отдельно │ │ войск ││ Военный │
│ трибунал ││ флотилии │ │ армии и │ │ НКВД ││ трибунал │
│ железной ││ │ │ округа │ │ ││ водного │
│ дороги │└────┬─────┘ └────┬─────┘ └─────┬────┘│бассейна и │
│ │ │ │ │ │пароходства│
└───────────┘ │ │ │ └───────────┘
│ ┌─────────┴──────────┐ │
┌─────────────────┴──┐│Военный трибунал: │┌──┴─────────────────┐
│Военный трибунал: ││- армии, корпуса или││Военный трибунал: │
│- флотилии ││ отдельной бригады ││- войск НКВД союзной│
│- соединения морской││- охраны тыла фронта││ республики │
│ пехоты ││- укрепрайона или ││- войск НКВД АССР, │
│- военно-морского ││ авиабазирования ││ края или области │
│ гарнизона и базы ││- города ││- соединения войск │
│ ││- гарнизона ││ НКВД │
└────────────────────┘└────────────────────┘└────────────────────┘

Организационно Военная коллегия состояла из отделов по военным трибуналам армии, флота, войск НКВД, отдела судебного надзора, отделения по суду первой инстанции.
Были моменты, когда политическое руководство страны фактически принуждало Военную коллегию прямо участвовать в расправе с неугодными лицами. Так, 8 сентября 1941 г. в соответствии с посланием Государственного комитета обороны СССР Военная коллегия без проведения предварительного разбирательства вынесла приговор о привлечении к высшей мере наказания 161 осужденного, которые отбывали наказание в Орловской тюрьме <*>.
--------------------------------
<*> См.: Петухов Н.А. Деятельность органов военной юстиции в годы Великой Отечественной войны // Государство и право. 1995. N 8. С. 83.

С другой стороны, известна позиция Военной коллегии по вопросу неоправданно широкого применения высшей меры наказания, особенно в начале войны. В обзоре судебной практики, письмах на места Военная коллегия предлагала и даже требовала от военных трибуналов пересмотра политики по применению высшей меры наказания. Например, за девять месяцев 1942 г. Военная коллегия отменила заочные приговоры в отношении 65% осужденных с направлением дел на доследование или их прекращением.
Кроме того, Военная коллегия проводила последовательную политику по расширению применения статьи 28 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривающей замену уголовного наказания направлением на фронт в действующую армию, с последующим снятием судимости с тех осужденных, которые хорошо проявили себя в боях по защите Родины.
В годы ВОВ сотрудники Военной коллегии составляли относительно небольшой штат (к началу войны 66 человек, а число судей в целом по стране было около 776 человек), к концу ВОВ - 72 человека и 6 человек по особому штату за счет НКВД), а объем работы при этом был огромен (например, за 1944 г. и первое полугодие 1945 г. Военная коллегия рассмотрела более 43 тысяч дел, из них более 13 тысяч об осужденных к расстрелу) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Петухов Н.А. Деятельность органов военной юстиции в годы Великой Отечественной войны // Государство и право. 1995. N 8. С. 84, 85.

Послевоенный период деятельности военных трибуналов

О деятельности специальных судов, в число которых входили военные трибуналы, говорилось в советских конституциях и в Законе о судоустройстве СССР 1938 г. Время от времени возникал вопрос о ликвидации спецсудов, и прежде всего военных трибуналов.
11 сентября 1953 г. Совет Министров СССР упразднил лишь военные трибуналы и военные прокуратуры дивизий, корпусов, районов ПВО, военно-морских баз и ВВС флотов, а также военные трибуналы и военные прокуратуры войск МВД округов, республик.
Вплоть до 1991 г. в России действовали военные трибуналы, которые относились к общесоюзным судам и не входили в судебную систему той или иной союзной республики. После распада СССР в 1991 г. военные трибуналы, расположенные на территории России, были включены в судебную систему России. При этом Военная коллегия Верховного Суда, входившая в состав Верховного Суда СССР, была включена в состав Верховного Суда России <*>. В ходе судебной реформы военные трибуналы были переименованы в военные суды.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума Верховного Совета России 28 ноября 1991 г. "О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР".

В заключение необходимо отметить следующее.
В период нестабильной ситуации в современной России, участившихся посягательств на государственную безопасность страны, ее суверенитет, территориальную целостность, федеративное устройство, демократический режим возникают попытки введения режима чрезвычайного положения в отдельных регионах России. Именно в данный период возникает острая необходимость учесть просчеты и достижения в деятельности военно-судебных органов в механизме российского государства, чтобы избежать допущенных ранее ошибок.
В качестве основных выводов статьи целесообразно подчеркнуть:
во-первых: во время ВОВ никаких особых норм материального права, регламентировавших организацию военно-судебных органов, не предусматривалось;
во-вторых: трибуналы действовали до 1943 г. в составе 3 постоянных членов, затем в них стали участвовать заседатели;
в-третьих: Положение о военных трибуналах предоставляло право данным судебным органам рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения обвинительного заключения;
в-четвертых: приговоры военного трибунала кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора;
в-пятых: большинство дел рассматривались трибуналами в закрытых заседаниях, так как были связаны с охраной государственной тайны;
в-шестых: члены военных трибуналов назначались совместными приказами НКЮ СССР и Наркома обороны;
в-седьмых: особенностью деятельности военных трибуналов в период ВОВ являлась широкая подсудность, к которой в основном относились дела о контрреволюционных и военных преступлениях;
в-восьмых: система военных трибуналов во время ВОВ была достаточно сложной по сравнению с существующей в настоящее время.


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/

Сообщение отредактировал Anna - Четверг, 09.09.2010, 18:07
 
AnnaДата: Среда, 08.09.2010, 16:41 | Сообщение # 2
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
Таблица осужденных и схема военных трибуналов разорвались при переносе в инет.
Попробую собрать. wacko


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/
 
AnnaДата: Вторник, 14.09.2010, 16:51 | Сообщение # 3
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
Дата
13.07.2009
Информация о публикации
Кочешев С. Особенности организации сбора, эвакуации и захоронения погибших (умерших) военнослужащих при ведении боевых действий // Военно-юридический журнал. 2009. N 8. С. 2 - 4.

ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ СБОРА, ЭВАКУАЦИИ И
ЗАХОРОНЕНИЯ ПОГИБШИХ (УМЕРШИХ) ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
ПРИ ВЕДЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

С. КОЧЕШЕВ
Кочешев С., помощник главнокомандующего Сухопутными войсками по правовой работе - начальник юридической службы, полковник.

Сбор, эвакуация и захоронение тел погибших (умерших) военнослужащих выполняются в целях недопущения случаев мародерства (ограбления тел погибших и умерших), установления личности погибших (умерших), их погребения с достоинством и честью в соответствии с общечеловеческими и нравственно-этическими принципами, предупреждения возникновения и распространения очагов эпидемий заболеваний (инфекций).
Командир (начальник) обязан принять все возможные меры к своевременному сбору, эвакуации и захоронению тел погибших (умерших) военнослужащих с поля боя.
Мероприятия по сбору, эвакуации и захоронению военнослужащих включают розыск тел погибших (умерших), их своевременный вынос (вывоз) с поля боя, опознание, подготовку к эвакуации, отправку к местам захоронений и захоронение.
Сбору подлежат все погибшие и умершие, независимо от их принадлежности. Проведение этих мероприятий является обязательным.
Контроль за сбором, выносом, опознанием и эвакуацией тел погибших (умерших), как правило, возлагается на заместителя командира (начальника) по тылу, а за соблюдением санитарно-гигиенических требований при очистке поля боя - на начальника медицинской службы объединения (соединения, воинской части).
При участии войск (сил) в вооруженных конфликтах, контртеррористических и миротворческих операциях, а также в обороне и при применении десантов непосредственная организация и выполнение мероприятий по сбору, выносу, опознанию и эвакуации тел погибших (умерших) с поля боя, как правило, возлагаются на командира роты (батареи).
В наступлении, при передвижении войск (сил) и в ряде других случаев выполнение мероприятий по сбору, выносу, опознанию и эвакуации тел погибших (умерших) с поля боя возлагается на специально назначенные решением командира соединения (воинской части) подразделения.
До начала боя командир роты (батареи) обязан назначить военнослужащих, отвечающих за вынос тел погибших с поля боя, определить порядок поиска и выноса тел погибших (умерших) и назначить места сбора тел.
По окончании боя командир роты (батареи) обязан проверить наличие личного состава, установить количество и составить поименные списки погибших и пропавших без вести, организовать поиск, сбор, вынос, опознание и эвакуацию тел погибших (умерших) с поля боя, доложить старшему командиру (начальнику) о каждом погибшем в бою (умершем), с указанием места, времени и обстоятельств гибели.
Тела и останки погибших (умерших) сосредотачиваются в установленном командиром роты (батареи) месте сбора тел погибших, которое, как правило, назначается на удалении 50 - 100 м от медицинского поста роты. Тело погибшего (умершего) доставляется с места гибели в место сбора военнослужащими, как правило, непосредственно принимавшими участие в бою.
На месте сбора тел погибших изымается оружие погибшего (умершего), боеприпасы и взрывчатые вещества, проверяется наличие удостоверяющих личность документов и личного номера военнослужащего. На собственные вещи, личные документы и награды, обнаруженные при теле, составляется акт в двух экземплярах.
Факт смерти погибших (умерших) по возможности констатируется представителем медицинской службы.
Командир роты (батареи) составляет акт опознания погибшего (умершего), который подписывается командиром роты. Акты опознания тел погибших (умерших) военнослужащих своих войск также подписываются военнослужащими, лично знавшими погибшего.
При невозможности установить личность погибшего (умершего) на месте командиром роты (батареи) составляется докладная записка, в которой в произвольной форме указываются обстоятельства гибели (смерти), обстоятельства обнаружения тела погибшего (умершего), время и место обнаружения, причины, по которым невозможно установить личность погибшего.
После сосредоточения тел погибших в месте сбора погибших роты (батареи) командир организует их эвакуацию на место сбора тел погибших батальона (дивизиона).
Перед отправкой тел погибших к месту сбора погибших батальона (дивизиона) командир роты (батареи) обязан проверить наличие и правильность оформления актов опознания на каждого погибшего (умершего); наличие документов, удостоверяющих личность, личного номера и собственных вещей погибшего (умершего); наличие и правильность оформления актов на собственные вещи каждого погибшего (умершего); отсутствие при теле погибшего боеприпасов и взрывчатых веществ.
На месте сбора тел погибших батальона (дивизиона) командир подразделения организует прием тел погибших, актов опознания погибших (умерших), акта на личные вещи погибшего (умершего) и их наличие, наличие документов, удостоверяющих личность и личного номера погибшего, укладку тел в транспортировочные мешки и отправку в кратчайший срок в пункт приема, обработки и отправки погибших соединения (воинской части).
При отправке тел погибших в пункт приема, обработки и отправки погибших соединения (воинской части) проверяются наличие и правильность оформления акта опознания погибшего (умершего), правильность оформления акта на собственные вещи погибшего (умершего) и их наличие, наличие документов, удостоверяющих личность и личный номер погибшего; назначаются сопровождающие лица.
До завершения мероприятий, необходимых для установления личности погибшего (умершего) военнослужащего, запрещается изымать документы, удостоверяющие личность, личные номера, личные вещи и другие предметы, которые могут помочь установить личность погибшего военнослужащего.
Документы, удостоверяющие личность и личный номер военнослужащего, после проверки остаются на теле погибшего.
С телом погибшего (умершего) на пункт приема, обработки и отправки погибших соединения (части) отправляются дублирующий элемент двойного опознавательного медальона или вторая его половина (если таковые имеются), акт опознания погибшего (умершего), второй экземпляр акта на собственные вещи погибшего (умершего) (второй экземпляр), докладная записка (для неопознанных тел погибших (умерших)).
Другие документы, личные вещи и их опись (первый экземпляр) запечатываются в конверт и под роспись передаются сопровождающему.
Сопровождающий вкладывает конверт с документами, личными вещами и их описью в карман транспортировочного мешка. Карман транспортировочного мешка пломбируется. Номер на конверте должен соответствовать номеру на транспортировочном мешке. У сопровождающего остается акт на собственные вещи погибшего (умершего) (первый экземпляр), находящиеся в кармане транспортировочного мешка.
Отправка тел погибших (умерших) осуществляется средствами старшего начальника, транспортом соединения (воинской части) обратного назначения.
При расположении пункта приема, обработки и отправки погибших соединения (воинской части) в 50 км и более от района боевых действий для перевозки тел погибших (умерших) выделяется воздушный транспорт (вертолет) или специальный автотранспорт с автономным охлаждением.
Тела погибших (умерших) из числа военнослужащих противника, а также других жертв вооруженных конфликтов сосредотачиваются и транспортируются отдельно от тел погибших (умерших) военнослужащих своих войск.
В ходе мероприятий по установлению личности, при наличии идентификационной информации (документы, личный идентификационный знак - жетон) составляются поименные списки погибших и умерших, с указанием: государственной принадлежности (гражданства); личного номера; фамилии; полного имени; даты рождения; других сведений, содержащихся в удостоверении личности или опознавательном медальоне; даты и места смерти; сведений, касающихся характера ранений (увечий), болезни и причины смерти.
При невозможности опознания, если позволяет обстановка, производится описание внешности (облика) погибшего (умершего), дактилоскопирование пальцев рук и ладоней, составляется его карточка или производится фотографирование анфас и в профиль для возможности установления его личности в последующем.
Захоронение тел погибших (умерших) из числа военнослужащих противника, других жертв вооруженных конфликтов, а также оформление могил (кладбищ) производится подразделениями (командами) во главе с офицерами, назначенными приказом командира соединения (воинской части). В распоряжение командиров этих подразделений (команд) выделяются необходимые транспортные средства, инструменты, материалы и дезинфицирующие средства.
Для кладбищ (захоронений) и отдельных могил выбираются участки открытой и сухой местности. Кладбища (могилы) после соответствующего оформления сдаются по актам представителям местных органов власти или военным комендантам, которые в дальнейшем отвечают за их состояние.
Захоронение погибших (умерших) или их останков должно производиться по возможности индивидуально, согласно обычаям и обрядам религии, к которой они принадлежали.
Сжигание трупов производится только в том случае, если это продиктовано соображениями санитарного порядка или мотивами, связанными с религией погибших (умерших).
Дублирующий элемент опознавательного медальона или сам медальон, если он не содержит дублирующего элемента, остается на теле погибшего (умершего) как при захоронении, так и при сжигании.
После погребения составляется акт о его проведении, с описанием места погребения (указанием точных координат), приложением поименных списков опознанных тел, указанием количества неопознанных тел и их описанием. Акт составляется в двух экземплярах.
Акт о произведенном погребении и поименные списки погибших (умерших) заверяются подписью лица, ответственного за проведенные мероприятия, приложением гербовой печати войсковой части (организации) и утверждаются вышестоящим командиром (начальником).
Первый экземпляр акта о произведенном погребении, а также первые экземпляры описей личных вещей погребенных с сопроводительным письмом направляются в штабы объединений. Второй экземпляр этого акта с приложениями, пакеты с вещами погибших и умерших, как только позволит обстановка или по окончании боевых действий, передаются по каналам международной связи компетентным органам государственной власти противной стороны.
Данные положения включены в проект Наставления по применению норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Российской Федерации.
Предложения и замечания по проекту Наставления направлять по адресу: 119160, г. Москва, Фрунзенская набережная, дом 22/2, Главное командование Сухопутных войск (юридическая служба).


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/
 
VerzondДата: Вторник, 14.09.2010, 16:58 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Я так понимаю #3 пост - это современные нормы?
 
AnnaДата: Вторник, 14.09.2010, 17:08 | Сообщение # 5
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
Вроде как Проект Наставления, судя по последней фразе.

У меня есть возможность пользоваться полной версией справочно-правовой системы "КонсультантПлюс".
А там книги, журналы всякие, в том числе и "Военно-юридический журнал".
Вот я оттуда любопытные статьи и перекачиваю. Читайте, пожалуйста. smile


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/
 
AnnaДата: Пятница, 15.10.2010, 11:25 | Сообщение # 6
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
ВОЕННАЯ ЮСТИЦИЯ СССР В 30-Е ГОДЫ

А.Я. КОДИНЦЕВ
Кодинцев А.Я., зав. кафедрой теории и истории государства и права Сургутского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент.
Дата
25.01.2008
Информация о публикации
"Военно-юридический журнал", 2008, N 1

В 30-х годах органы военной юстиции СССР являлись важным репрессивным органом и участвовали в проведении массовых кампаний по террору против контрреволюционеров.
В 30-х годах военные суды входили в систему судов, условно называвшихся "специальные". Они включали Военную коллегию Верховного Суда СССР (далее - ВК ВС СССР) (глава В.В. Ульрих) и подчиненные ей военные трибуналы. ВК ВС подчинялась и ВС СССР, и НКО СССР. Наркомат обороны влиял на подбор кадров. На работников таких судов распространялся Дисциплинарный устав РККА. Членам судов начислялись ставки по размерам окладов военного ведомства. Судьи получали больше, чем работники других судов, и эти должности были относительно престижными. В сфере военной юстиции действовала трехзвенная судебная система, в нее входили ВТ гарнизонов, ВТ округов и ВК ВС СССР. ВТ округов осуществляли судебное управление в отношении ВТ гарнизонов. Председатель ВС СССР и Пленум ВС СССР также оказывали влияние на эти суды <1>.
--------------------------------
<1> Голунский С.А., Кареев Д.С. Военные суды и военная прокуратура. М., 1942. С. 177; История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917 - 1954 гг.: Сб. док. М., 1955. С. 516 - 517, 555 - 556; Кожевников М.В. История советского суда. М., 1957. С. 262, 296 - 298; 50-й пленум ВС Союза ССР // За социалистическую законность. 1935. N 5. С. 50 - 51.

Коллегия осуществляла самостоятельное управление подчиненными судами, проводила ревизии, давала директивы, подбирала кадры. ВК ВС была разделена на три сектора. Первому подчинялись военные трибуналы (далее - ВТ) РККА. Второму - ВТ пограничной и внутренней охраны войск ГПУ (НКВД). Третьему - ВТ железнодорожного и водного транспорта. Сектора были разделены на участки. Председатель ВК подбирал кадры, оперативно руководил. При нем состояли статистики и инспекторы. Инспекторы проверяли исполнение решений по секторам. Структура окружных ВТ строилась по схожему принципу. Члены ВТ прикреплялись к отдельным ВТ, подбирали для них кадры, проводили ревизии и т.д.
Подсудность ВК и ВТ в середине 30-х годов постоянно расширялась. Возрастал и объем работ. Сразу же после ликвидации "троек" и передачи части дел в военные трибуналы Ульрих созвал совещание председателей ВТ в июле 1934 г. Был создан четвертый сектор, который занимался особо опасными контрреволюционными преступлениями. Коллегия занималась созданием новых ВТ (в 1935 г. в СССР было 126 ВТ, в том числе 66 ВТ РККА, 51 ВТ погран. и внутр. охраны, 9 ВТ военного транспорта). Во втором полугодии 1934 г. ВК дала 24 директивы по порядку рассмотрения дел о контрреволюционных преступлениях. Кроме того, ВК дала ВТ 72 отдельных указания о порядке рассмотрения дел, а по 21 делу дала указания по существу приговоров (т.е. указало судам, какое решение выносить). Также для проверки коллегия затребовала 32 дела в порядке надзора. Более "конкретного" и "оперативного руководства" и представить себе невозможно. ВК просматривала все материалы из ВТ, давала указания, проводила ревизии, составляла смету и т.д. В отношении ВТ РККА коллегия вынесла 1073 определения и 129 частных определений. В том году ВК обревизовала 38 ВТ (33%) (в 1933 г. - 28 ВТ, в 1935 г. - 28 ВТ). На коллегии заслушивались доклады председателей ВТ. По стажу работы в юстиции и по образованию состав ВТ был похож на состав областных судов. Прокуратура СССР включала Главную военную прокуратуру, которой подчинялись транспортные, воднотранспортные и военные прокуратуры <2>.
--------------------------------
<2> ГАРФ. Ф. Р-9474. Оп. 1. Д. 81. Л. 41; Д. 85. Л. 16 - 17, 20; Д. 91. Л. 15 - 73; Д. 97. Л. 5, 51; Д. 105. Л. 46 - 58.

В середине 30-х годов шли активные дебаты о будущем органов юстиции. По предложению Ульриха и при поддержке Вышинского было решено создать независимый Главный военный суд (далее - ГВС). Было решено передать функции судебного управления от коллегий ВС СССР в НКЮ, за исключением военной коллегии (якобы будущего ГВС).
После создания НКЮ СССР нарком Крыленко Н.В. настаивал на подчинении военных трибуналов его ведомству. 13 декабря 1936 г. оперативное совещание при наркоме утвердило проект положения о порядке издания НКЮ СССР по специальным судам руководящих циркуляров. После 2-недельных согласований этот порядок был утвержден. Часть циркуляров должна была обсуждаться на оперативных совещаниях при наркоме. Циркуляры подписывали нарком и председатель коллегии. Коллегии должны были отчитываться в НКЮ раз в полгода. Их планы утверждал нарком. Ульрих добился, чтобы ревизии военных трибуналов проводила только Военная коллегия ВС СССР.
Коллегии также были обязаны представлять информацию о выполнении директив. При этом ВК ВС СССР не предоставляла наркому статотчетность. Нарком получил право "представлять на выборы" кандидатов на должности судей коллегии и трибуналов. Наркому их, в свою очередь, представлял председатель коллегии. Таким образом, Крыленко не удалось проникнуть в систему военной юстиции, которая подчинялась ему формально.
После доработки 7 января 1937 г. на оперативном совещании было принято постановление НКЮ СССР "о взаимоотношениях" с коллегиями. Руководящие директивы должны были издавать, как правило, председатели коллегий, но на совещаниях должен был присутствовать начальник сектора специальных судов. Они должны были заверяться наркомом. Оперативное руководство возлагалось на председателей коллегий, но отдельные вопросы утверждал нарком. Ревизоры НКЮ могли участвовать в ревизиях судов. Но только "могли" (вопрос остался нерешенным). У председателя ВС СССР осталось право наблюдать за работой коллегий и представлять наркому свои "предложения". Затем было заключено отдельное соглашение с ВК ВС СССР по руководству ВТ. Нарком не мог давать указания или требовать сведения с ВТ. Председатель ВК ВС СССР предоставлял наркому информацию, но какую, решал сам. Результаты ревизий обсуждались только на совещаниях ВК ВС СССР. Нарком не мог назначать судей ВТ, за исключением председателей. Их назначал председатель ВК ВС СССР по согласованию с Политуправлением Наркомата обороны. Их аттестацией занималась ВК ВС СССР. Это еще больше ограничило права наркома. Впрочем, все были уверены, что вскоре будет создан ГВС, а НКЮ будет только курировать ВТ.
В октябре 1936 г. в отделе судебных учреждений НКЮ СССР был создан сектор специальных судов (в республиканских наркоматах аналогичные подразделения не были созданы). Его возглавил бывший председатель спецколлегии ВС РСФСР Я.Я. Кронберг (вскоре репрессирован). Характер взаимоотношений между НКЮ и спецсудами не был определен. Кронберг должен был его разработать, но не успел <3>.
--------------------------------
<3> ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1. Л. 12 - 12, 35 - 37; Д. 8. Л. 80 - 83; Д. 22. Л. 4 - 6.

Председатель ВС СССР почти не влиял на деятельность ВК. Военная коллегия приняла к своему рассмотрению в кассационном заседании протест Прокурора СССР и кассационную жалобу осужденного Черемисина М.А. (по ч. 1 ст. 58.10 и 19.58.8 УК РСФСР). Протест был подан прокурором с пропуском кассационного срока и должен был рассматриваться в порядке надзора. Военная коллегия оставила жалобу осужденного без удовлетворения и в ревизионно-надзорном порядке отменила приговор, за мягкостью передав дело в военный трибунал. Но такое решение было возможно только при кассационном протесте прокурора (ст. 26 Основ уголовного судопроизводства). Но протест-то был фактически надзорным, и Военная коллегия вынесла двойное определение!
Протест был надзорным, т.е. должен был рассматриваться Судебно-надзорной коллегией ВС СССР, но ее просто проигнорировали. Ульрих словно бы не заметил, что есть Винокуров. Судебно-надзорная коллегия указала Военной коллегии на недопустимость таких действий и позволила восстановить кассационный срок, т.е. де факто признала действия Военной коллегии <4>.
--------------------------------
<4> ГАРФ. Ф. Р-9474. Оп. 2. Д. 1546. Л. 198 - 199.

2 апреля 1938 г. Ульрих обратился в СНК СССР с просьбой создать ГВС (другой вариант - Военный трибунал СССР). Против этого выступил нарком юстиции СССР (с февраля 1938 г.) Н.М. Рычков. Вышинский (или Сталин?) посчитал, что чрезмерному усилению военюристов надо положить конец. Рычков обоснованно отмечал, что создание независимого ГВС разрушит единство судебной политики в СССР. 10 апреля Вышинский направил свое письмо в СНК. В письме он выступил против создания ГВС, т.е. "предал" Ульриха. Судьба ГВС была решена.
14 апреля собрался новый состав комиссии по судоустройству. В нее вошли Рычков, Дмитриев (нарком юстиции РСФСР), Солодилов (Председатель ВС РСФСР), Гродко (1-й зам. НКЮ СССР), Голяков (председатель ВС СССР). Все они выступили против позиции Ульриха <5>.
--------------------------------
<5> ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 22а. Д. 1039. Л. 4 - 46; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1521. л. 50 - 79.

По данным В.В. Обухова, в одном из своих докладов И.В. Сталину в 1938 г. Ульрих писал: "Военная коллегия Верховного Суда СССР занимает особое положение... фактически Военная коллегия в своей практической судебной деятельности представляет учреждение почти самостоятельное... прошу санкционировать выделение из Верховного Суда СССР Военной коллегии и реорганизацию ее в Военный трибунал СССР". В.В. Ульрих разработал и 31 июня 1938 г. представил И.В. Сталину проект Постановления СНК СССР "О реорганизации органов военной юстиции", в котором предлагалось упразднить Военную коллегию Верховного Суда СССР. "В соответствии со ст. 102 Конституции СССР 1936 г. при Народном комиссариате обороны (НКО) СССР создать Главный Военный суд, при Народном комиссариате Военно-Морского Флота (НКВМФ) - Главный Военно-Морской суд, при НКВД - Спецсуд НКВД". На указанные суды планировалось возложить руководство деятельностью подчиненных им военных трибуналов округов, армий, флотов, спецсудов НКВД по принадлежности. На Спецсуд НКВД по этому проекту возлагалось рассмотрение дел о преступлениях, совершаемых личным составом НКВД, а также спецдел. Для надзора за деятельностью Спецсуда НКВД и подчиненных ему спецсудов предлагалось учредить при Спецсуде должность прокурора Спецсуда НКВД <6>.
--------------------------------
<6> Обухов В.В. Правовые основы организации и деятельности военных трибуналов войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (ист.-пр. исслед.): Кандидатская диссертация. М., 2002. С. 35 - 36; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1499. Л. 159 - 178, 251 - 252, 258 - 262; Д. 1521. Л. 50 - 79.

В годы Большого террора многие военные юристы стали жертвами репрессий. В контрреволюционную латышскую националистическую организацию, возглавляемую бывшим членом ЦК Я.Э. Рудзутаком, попали два члена ВК ВС СССР: Я.Я. Рутмани, Л.Я. Плавнек. Их репрессировали, чтобы показать, что "неприкасаемых нет". Кроме того, были разоблачены, арестованы и приговорены к ВМН К.Х. Данишевский, бывший председатель Военно-революционного трибунала при РВСР (его дело "связали" с делом Н.Н. Крестинского и с латышской организацией); В.А. Трифонов, бывший председатель ВК ВС СССР; Н.Н. Кузьмин, бывший главный военный прокурор РККА. Репрессиям также подверглись Н.С. Розовский, главный военный прокурор РККА; А.С. Гродко, бывший старший помощник главного военного прокурора, 1-й заместитель наркома юстиции СССР.
Репрессиям подверглись военные прокуроры Приморской группы войск Малкин и В.И. Малкис, прокуроры многих корпусов и гарнизонов. Были арестованы военные прокуроры СибВО А.Д. Нелидов, Ф.Я. Баумановский, многие члены военных трибуналов. Заместитель военного прокурора Градобеев застрелился <7>.
--------------------------------
<7> Ваксберг А. Указ. соч. С. 160 - 169; Мильбах В.С. Политические репрессии командно-начальствующего состава Рабоче-крестьянской Красной Армии и Флота на востоке страны в 1936 - 1939 гг.: Дис. на соискание ученой степени доктора исторических наук. Иркутск, 2005. Л. 145-152; Муранов А., Звягинцев В. Суд над судьями (особая папка Ульриха). Казань, 1993. С. 105, 122; Папков С.А. Репрессивная политика советского государства в Сибири (1928 - июнь 1941 гг.): Дис. на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Новосибирск, 2000. Л. 328, 372; Смирнов Н.Г. Указ. соч. С. 127 - 143, 169 - 177, 382 - 388; Смирнов Н.Г. Указ. соч. С. 62, 116, 163 - 169, 214 - 232, 339 - 352.

Решающая роль ВК ВС СССР и военных трибуналов при проведении Большого террора определила рост влияния военных юристов в системе органов юстиции. Бывшие члены ВК ВС СССР Н.М. Рычков, И.Т. Голяков, Я.П. Дмитриев, И.Т. Никитченко, П.А. Камерон, И.М. Зарянов, Б.И. Иевлев стали соответственно наркомом юстиции СССР, председателем ВС СССР, наркомом юстиции РСФСР, заместителем председателя ВС СССР, председателем Судебной коллегии по уголовным делам, председателем Железнодорожной коллегии, председателем Воднотранспортной коллегии. Военный прокурор М.И. Панкратьев стал Прокурором СССР. А.С. Гродко, помощник главного военного прокурора, стал 1-м заместителем наркома юстиции СССР (вскоре был репрессирован).
При проведении террора коллегия Ульриха выступала образцом для нижестоящих трибуналов. Отдельные проявления сопротивления с их стороны ломались. В мае 1938 г. на окружном совещании военных юристов ЛенВО была принята резолюция, осуждавшая незаконные аресты. После "ЧП" в округ прибыли с ревизией заместитель председателя ВК И.Т. Никитченко и старший инспектор Костюшко. На закрытом партийном собрании Никитченко призвал избавиться от врагов народа и усилить репрессии. ВТ ЛенВО был подвергнут чистке. В то время органы юстиции оказались в такой сильной зависимости от НКВД, что, например, в состав военных трибуналов были введены временные члены и все они были оперуполномоченными ГУГБ. Своим Приказом от 5 июня 1938 г. N 016 Ульрих обязал трибуналы прекратить допускать кассационное обжалование приговоров по ст. ст. 58.7 и 58.9 УК. Ульрих регулировал структуру военных трибуналов. Например, 28 июля 1937 г. вышел Приказ N 022, военные трибуналы внутренней охраны в РСФСР преобразовывались в трибуналы округов, а областные трибуналы превращались в их отделы. Председатели военных трибуналов округов по-прежнему обладали значительными административными полномочиями в подопечных учреждениях. Так, они не только ревизовали нижестоящие трибуналы, но и решали кадровые вопросы, организовывали работу секретариата. Так, согласно приказу председателя ВТ войск / НКВД Уральского военного округа Егудина от 29 апреля 1938 г. были распределены обязанности между судебными секретарями и делопроизводителями. В приказе от 18 октября 1938 г. тот же Егудин отмечал неудовлетворительную работу отдела ВТ по Башкирии. Судьи якобы выносили слишком мягкие приговоры <8>.
--------------------------------
<8> Муранов А.И., Звягинцев В.Е. Досье на маршала: Из истории закрытых судебных процессов. М., 1996. С. 109, 114; РГВА. Ф. 3795. Оп. 1. Д. 1. Л. 2; Д. 9. Л. 26 - 27, 45; Д. 10. Л. 14, 32.

После Большого террора ВТ сыграли решающую роль при репрессировании сотрудников НКВД, осуществлявших террор. В 1939 г. по предложению Вышинского Политбюро несколько раз принимало решения о предании военному трибуналу сотрудников НКВД, причастных к пыткам заключенных. Вновь, как и прежде, Политбюро принимало решения о направлении крупных уголовных дел в тот или иной судебный орган, предрешало вынесение приговора. Так, 8 апреля 1939 г. по предложению Вышинского дела на активных участников контрреволюционных, правотроцкистских, заговорщицких и шпионских организаций в количестве 931 человека были переданы в ВК ВС СССР. В отношении 198 обвиняемых должна была быть применена ВМН, к 733 - заключение в лагеря на срок не менее 15 лет каждому. Аналогичное решение было принято 17 января 1940 г. Из 457 обвиняемых контрреволюционеров военная коллегия должна была приговорить к ВМН 346 человек, 111 к лишению свободы на срок не ниже 15 лет. На протяжении 1939 г. сторонники Вышинского несколько раз предлагали начать массовый пересмотр приговоров по делам о контрреволюционных преступлениях. Подобный пересмотр мог сильно дискредитировать НКВД и ВК ВС СССР, поэтому они изо всех сил сопротивлялись <9>.
--------------------------------
<9> Ваксберг А. Царица доказательств. Вышинский и его жертвы. М., 1992. С. 178 - 181; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 24. Л. 83, 84, 85, 101, 113; Д. 25. Л. 7; Д. 26. Л. 175; РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 894. Л. 100.

При разработке Положения о НКЮ СССР Ульрих категорически возражал против подчинения его ведомства Наркомату юстиции. Он справедливо опасался падения своего влияния. Тем не менее по настоянию Вышинского по Положению о НКЮ СССР 1939 г. функции судебного управления у ВК ВС СССР были изъяты. Летом 1939 г. было создано управление специальных судов НКЮ СССР (далее - УСС) во главе с бывшим председателем Воднотранспортной коллегии ВС СССР Б.И. Иевлевым. УСС получил право разработки вопросов организации специальных судов (структура, штаты); производство ревизий по всем вопросам их деятельности (проверка приговоров, определений, сроков рассмотрения дел, жалоб и т.д.); организация и ведение судебной статистики; изучение и обобщение судебной практики; разработка приказов и инструкций об улучшении организации их работы. Почти все управленческие функции кроме кадровых полномочий. В составе УСС действовал отдел военных трибуналов. Получив новый руководящий орган, председатели ВТ просто саботировали его работу и продолжали напрямую сноситься с Ульрихом. Рычкову пришлось пережить немало тяжелых моментов в противостоянии с органами военной юстиции.
В первом полугодии 1940 г. конфликт между Ульрихом и Рычковым нарастал. По прямому распоряжению Вышинского Б.И. Иевлев и Н.М. Рычков сняли ряд непокорных председателей ВТ и провели чистку. На коллегии НКЮ СССР работа ВТ подвергалась жесткой критике. Наконец, 13 июня 1940 г. было принято постановление СНК СССР. УСС был ликвидирован. На его основе было создано Управление военных трибуналов НКЮ СССР (далее - УВТ). Управление получило функции УСС, а также право проводить учет и изучение кадров ВТ, разрабатывать планы по их подготовке и переподготовке, готовить для наркома юстиции предложения по направлению и перемещению работников ВТ. Таким образом, ВТ были наконец поставлены под контроль Рычкова и оторваны от ВК ВС СССР. 24 июня 1940 г. Ульрих вновь направляет отчаянное письмо Молотову, в котором просит сохранить за ВК управленческие полномочия. Но безрезультатно. Наконец, еще в сентябре 1939 г. ведомство Рычкова разработало и представило проект положения о военных трибуналах и Военной прокуратуре СССР, который существенно расширял права наркома юстиции по управлению <10>.
--------------------------------
<10> Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Указ. соч. С. 156, 180 - 183; ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 23а. Д. 312. Л. 92; Ф. Р-8131. Оп. 37. Д. 528. Л. 1 - 74; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 42. Л. 16.

В это время шла активная дискуссия о системе органов военной юстиции накануне войны. Их роль заметно возрастала. Прокурор СССР Бочков внес ряд проектов, расширяющих компетенцию военной прокуратуры и военных трибуналов, и они были приняты. В декабре 1940 г. Рычков вносит в СНК СССР новый проект положения о ВТ и ВП. В частности, он предлагал ликвидировать органы военной юстиции на железнодорожном и водном транспорте. Проект расширял права Главного управления военных трибуналов (ГУВТ). Рычков соглашался на финансирование органов военной юстиции через НКО, НКВМФ, НКВД. Военная коллегия и ГУВТ подлежали финансированию через НКЮ. Штаты этих органов должен был составлять НКЮ при согласовании с этими наркоматами. ГУВТ должен был получить право назначать часть технических сотрудников военных трибуналов. Проект был направлен в комиссию Землячки Р.С. С этого момента Вышинский перешел к резкому конфликту с Рычковым. Бочков и Кузнецов (НКВМФ) поддержали проект Рычкова. Масленников (заместитель Берии) предложил назначать членов ВТ с согласия НКВД, НКО, НКВМФ. Митричев (зам. НКО) просто предложил передать ВТ в НКО. Тимошенко также предложил передать в НКО Главную военную прокуратуру (ГВП). Его в этом поддержал главный военный прокурор Носов. Вскоре к ним присоединился и Бочков, который с легкостью был готов разделить Прокуратуру СССР на отдельные кусочки. Главные военные прокуратуры Красной Армии, Военно-Морского Флота и органов внутренних дел должны были получить равные права с Прокуратурой СССР. Ульрих поспешил выдвинуть предложение о разделении Военной коллегии на три части и о передаче этих частей в соответствующие наркоматы. Против такой передачи категорически возражали Вышинский и наркомфин. И тут "добрый друг" Ульриха Андрей Януарьевич предложил выделить ВК ВС СССР из ВС СССР и создать таки независимый Главный Военный суд и Главный Военно-Морской суд СССР. По его мнению, за Пленумом ВС СССР следовало сохранить высший судебный надзор за ВТ, за Прокуратурой СССР - за военными прокуратурами. Большинство контрреволюционных преступлений предполагалось передать в областные и верховные суды. Проект положения обсуждался вплоть до самой войны.
С этого момента карьера Рычкова стала закатываться. Поданным В.В. Обухова 16 апреля 1941 г. вопрос о военных трибуналах и военной прокуратуре рассматривался на заседании бюро СНК СССР. Приводя в целом абсурдные доводы ("надо приблизить военную юстицию к армии"), Вышинский активно поддержал идею о выделении военно-судебных и военно-прокурорских органов и подчинении их НКО и НКВМФ, таким образом, он вновь изменил свою недавнюю точку зрения, чутко подстраиваясь под конъюнктуру. В течение двух месяцев шли жаркие дебаты о будущем органов военной юстиции. Ульрих несколько раз напрямую обращался к Сталину. Вопрос о выделении военных трибуналов из общей судебной системы был решен положительно. Предполагалось создать Главный Военный трибунал СССР и подчинить ему все трибуналы страны. Также планировалось изъять из подсудности ВТ большинство контрреволюционных преступлений. Эти планы не сбылись. Началась война, и вопрос был отложен на неопределенный срок <11>.
--------------------------------
<11> Обухов В.В. Правовые основы организации и деятельности военных трибуналов войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (ист.-пр. исслед.): Кандидатская дис. М., 2002. С. 79 - 82; ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 25а. Д. 7339. Л. 1 - 44; Д. 7346. Л. 81 - 98.

В предвоенный период систему ВТ возглавляла ВК ВС СССР (10 судей). В системе специальных судов в 1939 г. существовало 244 судебных органов. В том числе 188 ВТ подчинялись ВК ВС СССР. Накануне войны число ВТ постоянно увеличивалось. Например, число ВТ войск НКВД выросло с 1939 по 1941 г. с 63 до 76. Система военных трибуналов войск НКВД была привязана к административно-территориальному делению страны. Низовые ВТ находились в областях или в малых союзных республиках. Второе звено составляли ВТ округов. Кроме того, существовали отдельные трибуналы в наиболее крупных лагерях. В структуре ВК ВС СССР сохранялось разделение на четыре отдела, в том числе 1-й Отдел судебного надзора, 2-й Отдел ВТ РККА, 3-й Отдел ВТ войск НКВД, 4-й Отдел ВТ ВМФ. ВТ РККА включали в себя ВТ гарнизонов, дивизий, корпусов, армий, округов, фронтов. Состав специальных судов избирал Верховный Совет СССР на 5 лет. В ВТ народные заседатели так и не были избраны (вопреки закону о судоустройстве), а сохранялась система так называемых временных членов. Согласно Положению 1926 г. о ВТ и ВП временных членов ВТ подбирали Политуправления НКО, НКВД и НКВМФ. Утверждали их командиры частей и председатели ВТ. При этом на ВТ железнодорожного и водного транспорта народные заседатели избирались. Осенью 1939 г. из состава ГВП была выделена ГВП ВМФ. Вскоре возник вопрос о создании 3 - 4 военных коллегий в составе ВС СССР и о выделении их из состава ВС СССР <12>.
--------------------------------
<12> Карев Д.С., Голунский С.А. Судоустройство. Ашхабад, 1942. С. 15; Кожевников М.В. Указ. соч. С. 296 - 298; Обухов В.В. Правовые основы организации и деятельности военных трибуналов войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (ист.-пр. исслед.): Кандидатская дис. М., 2002; Строгович М.С. Военные трибуналы Советского государства. М., 1942. С. 20; ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 23а. Д. 319. Л. 24; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1531. Л. 71 - 77.

17 января 1939 г. СНК утвердил Положение о красноармейских товарищеских судах в РККА, 3 марта 1939 г. Положение о красноармейских товарищеских судах РКВМФ. В их компетенцию входили дела о хулиганстве, драках, оскорблениях, воровстве и прочее. Создание таких судов было вполне актуальным, так как ВТ не рассматривали административные и гражданские дела военнослужащих. Красноармейские суды стали прообразом офицерских судов чести, созданных Сталиным после войны.
По Постановлению СНК СССР от 13 июня 1940 г. "Об изменении Положения о НКЮ СССР" УСС было разделено на Управление военных трибуналов (далее - УВТ) в составе отдела кадров, отдела ВТ РККА, отдела ВТ ВМФ, отдела ВТ пограничных и внутренних войск, сектора ВТ транспорта, сектора статистики, мобилизационного сектора, секретно-шифровального сектора; Отдел линейных судов железнодорожного и водного транспорта. Таким образом, если раньше кадры, мобилизационные дела и шифровальная часть наркомата были общими, то теперь УВТ имело свои аналогичные подразделения. Кроме того, за ним сохранялся свой сектор статистики. Управление заняло автономное положение в аппарате НКЮ СССР <13>.
--------------------------------
<13> Министерство юстиции России за 200 лет (1802 - 2002): Ист.-пр. очерк. М., 2002. С. 217 - 218; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 42. Л. 16; Д. 54. Л. 2 - 9; Д. 57.

В течение 30-х годов XX в. компетенция ВТ постоянно расширялась. На ВТ распространялись нормативные акты, принятые по контрреволюционным преступлениям в 1938 - 1941 гг. Кроме того, они регулировались своими актами. К 1939 г. к компетенции ВТ относились дела о контрреволюционных преступлениях, совершенных военнослужащими (1926 г.), шпионаж гражданских лиц (1930 г.), государственные преступления сотрудников милиции (1932 г.), дела по недонесению или пособничеству в измене Родине (1934 г.), дела о шпионаже, терроре, взрывах, поджогах и иных диверсиях (1934 г.). Дела по специальной подсудности и преступления, совершенные сотрудниками НКВД, рассматривали ВТ войск / НКВД. То есть они рассматривали подавляющее число контрреволюционных дел, относящихся к компетенции системы ВТ.
15 июня 1939 г. по Указу ПВС СССР отменяется условно-досрочное освобождение заключенных (ИТЛ, ИТК, тюрем). К "дезорганизаторам" лагерной жизни стали применяться суровые наказания вплоть до расстрела. 21 июня 1939 г. по приказу НКЮ СССР эти дела передавались в компетенцию ВТ войск / НКВД, которые таким образом стали действовать в местах лишения свободы наряду с постоянными сессиями областных судов. Секретная директива НКЮ / Прокуратуры СССР ограничила рассмотрение дел по Постановлению от 10 июля 1934 г. только ВТ войск / НКВД. Приказ НКЮ / Прокуратуры СССР от 22 августа 1940 г. передавал дела о побегах военнопленных в ВТ. Во время военных действий против Финляндии и Польши Ульрих В.В. своими директивами обязывал ВТ применять высшую планку наказаний.
В 1939 г. ВТ войск / НКВД осудили по ст. 58 3172 человека. Большинство из них составляли дела об измене Родине, терроризме, шпионаже. В том году ВТ Московского округа войск / НКВД оправдал 50% обвиняемых. В 1940 г. было предано суду 603 человека, осуждено 499. Карательная политика ужесточается. 36,7% обвиняемых были приговорены к расстрелу, 21,6% к лишению свободы на срок свыше 10 лет. Только четверть дел рассматривалась в присутствии сторон <14>.
--------------------------------
<14> Обухов В.В. Правовые основы организации и деятельности военных трибуналов войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (ист.-пр. исслед.). М., 2002. Л. 29-51, 56-77.

Пользуясь своей обособленностью, военные трибуналы не руководствовались постановлениями Пленума ВС СССР. В 1939 г. ВК ВС СССР не внесла на Пленум ни одного вопроса по судебной практике ВТ. До сих пор многие материалы ВК по судебной политике и судебному управлению засекречены. В течение 1939 г. ВК сохраняла полный контроль над ВТ. Например, в марте 1939 г. Ульрих издал приказ, согласно которому отделы ВТ войск / НКВД преобразовывались в ВТ областей.
УСС могло ревизовать ВТ, но не мог повлиять на кадровый состав. Это парализовало его деятельность. Так, согласно распоряжению Вышинского Управление проверило в августе 1939 г. кадры ряда специальных судов, но не смогло никого сместить. В I полугодии 1940 г. УСС обревизовало только 5 ВТ СССР и 7 линейных судов. Несмотря на неоднократные приказы Рычкова, председатели ВТ среднего звена продолжали по всем вопросам обращаться в ВК ВС СССР. Также они продолжали самостоятельно проводить ревизии, не считаясь с УСС. Наконец, когда в июне 1940 г. наркомат получил кадровые полномочия в отношении специальных судов, ситуация быстро изменилась.
Вопросы о деятельности ВТ стали часто рассматриваться на коллегии НКЮ. Рычков постепенно брал управление трибуналами под свой контроль. УВТ провело во II полугодии 1940 г. проверки 32 трибуналов. Вводилась новая статотчетность и отчетность. Согласно Директиве УВТ от 15 октября 1940 г. N 01492 началась аттестация всего оперативного и секретарского состава ВТ. Ее проводили председатели трибуналов и начальник УВТ. Как оказалось, среди военных судей доля лиц с высшим образованием составляла 19%, что соответствовало областным судам. Фактически УВТ стало назначать на должности военных судей. Штат утверждался совместным приказом НКЮ/НКО/НКВМФ/НКВД СССР. Вскоре возник вопрос о создании управлений НКЮ по военным округам, но они не были сформированы. Административные полномочия продолжали осуществлять председатели ВТ округов. На основании поручений УВТ они проводили обследования трибуналов, перемещали работников нижестоящих трибуналов (кроме председателей) и отстраняли их от должности с согласия Рычкова. Они также инспектировали ВТ соединений, давали указания, проводили инструктивные совещания, увольняли технических работников и т.д. <15>.
--------------------------------
<15> Голунский С.А., Карев Д.С. Военные суды и военная прокуратура. М., 1940. С. 187; Карев Д.С., Голунский С.А. Судоустройство. Ашхабад, 1942. С. 15, 34; ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 25а. Д. 375. Л. 85 - 86; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 47. Л. 19, 206; Оп. 1а. Д. 67. Л. 1 - 4; РГВА. Ф. 3795. Оп. 1. Д. 16. Л. 11.

Быстрое увеличение органов военной юстиции поставило вопрос о создании военно-юридического образования. В 1936 г. при Всесоюзной правовой академии (далее - ВПА) был создан военно-транспортный факультет. В 1939 г. был поднят вопрос о крайне неудовлетворительном качестве подготовки военных юристов. Большинство из них очень слабо разбирались в праве. Военный факультет ВПА выпускал незначительное число военных юристов, 17 в 1938 г. и 54 в 1939 г. Кафтанов (руководитель ВКВШ), Е. Щаденко (зам. наркома обороны) и Мехлис (начальник Политуправления РККА) поддержали просьбу декана факультета о создании отдельного военного института. Комиссия под руководством Вышинского признала необходимость создания такого учебного заведения. По Постановлению СНК СССР от 5 ноября 1939 г. N 1829-476с "Об организации Военно-юридической академии НКО" образовывалось первое в стране высшее военное юридическое учебное заведение. Срок обучения должен был составлять 4 года, контингент студентов - 600 человек. Несколько сот студентов перебрасывалось из юридических институтов НКЮ. Новая Академия переходила в прямое подчинение Управлению высших военно-учебных заведений Наркомата обороны СССР (с 1940 г. Главному политическому управлению НКО). Даже при такой поддержке директор Академии полгода бился с Московским сельскохозяйственным техникумом, который пытались выселить из занимаемого помещения, предназначенного под ВЮА <16>.
--------------------------------
<16> ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 24а. Д. 270. Л. 1 - 62; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 2138. Л. 1 - 255; Оп. 1а. Д. 67. Л. 34 - 40.

В 30-е годы XX в. органы военной юстиции СССР сыграли важную роль при проведении репрессивной политики. Наиболее важные "контрреволюционные" преступления рассматривались в системе военных трибуналов. Накануне войны роль органов военной юстиции возрастала. Они заняли доминирующее положение в системе юстиции.


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/
 
AnnaДата: Четверг, 10.03.2011, 18:09 | Сообщение # 7
Старшина
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 537
Награды: 4
Статус: Offline
Дата
10.12.2009
Информация о публикации
Соколов В.В. "Вожди" Красной армии в нравственно-правовом пространстве первой половины 20-х годов // История государства и права. 2010. N 1. С. 25 - 28.

"ВОЖДИ" КРАСНОЙ АРМИИ В НРАВСТВЕННО-ПРАВОВОМ
ПРОСТРАНСТВЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 20-Х ГОДОВ
В.В. СОКОЛОВ

Соколов Вадим Вячеславович, старший преподаватель кафедры отечественной истории Орловского государственного университета.

В статье в контексте социокультурных процессов рассматриваются нарушения "революционной законности" и "революционной морали", допускавшиеся в первой половине 20-х годов командирами Красной армии. Вскрываются предпосылки, причины правонарушений и "аморального поведения" комсостава Красной армии, выявляются факторы, способствовавшие трудному их искоренению. В этом плане особый интерес представляет поведение популярных и авторитетных в профессиональной и политической среде "вождей" Красной армии. Исследование основано преимущественно на непубликовавшихся архивных источниках, а также на источниках личного происхождения (дневники, мемуары).

Рассматриваемый в данной статье аспект правовой и социокультурной проблематики первой половины 20-х годов в исторических процессах, протекавших в Советской России - СССР, специально начал по-настоящему исследоваться лишь в последние десятилетия. Данные процессы того времени в советской военной среде внимательно исследовались главным образом в работах С.Т. Минакова и А.А. Здановича <1>. Однако эти вопросы в работах указанных авторов рассматриваются преимущественно в военно-политическом контексте. В статье предпринята попытка взглянуть на некоторые из них в контексте "революционной морали" и "революционной законности" тех лет. В этом плане особый интерес представляет поведение популярных, заслуженных "вождей" и обычных командиров Красной армии, точнее - замалчивающаяся официальной пропагандой "теневая" сторона их самоотверженной, нередко героической боевой деятельности.
--------------------------------
<1> См.: Минаков С.Т. Сталин и его маршал. М., 2004; Он же. Военная элита 20 - 30-х годов XX века. М., 2004 (второе издание - 2006); Он же. Советская военная элита 20-х годов. Состав, эволюция, социокультурные особенности и политическая роль. Орел, 2000; Зданович А.А. Органы государственной безопасности и Красная армия. М., 2008.

Повседневно-бытовая сторона их поведения (как и поведения командного и рядового состава противоборствующей, "белой", стороны) оказалась неразрывно связанной с обстоятельствами Гражданской войны. Инерция своеобразных "традиций" и "обычаев" войны (всевозможных произвольных "контрибуций", несанкционированных вышестоящим начальством реквизиций, а на самом деле обычных грабежей, в той или иной мере сопровождающих поведение любой армии во фронтовой обстановке, и т.п.), проявлялась и после ее окончания. Любая война естественным образом стимулирует снижение обычной армейской дисциплины, провоцируя часто безнаказанные "фронтовые вольности" личного состава даже самой доблестной, но особенно победоносной, армии. "...В связи с эвакуацией Врангелевской армии... - констатируется в подтверждение сказанного в обзоре материалов ОГПУ первой половины 20-х годов, - осталась другая опасность - сама же Красная армия, которую необходимо было перевести на мирное положение, т.е., иначе говоря, отнять у каждого красноармейца привилегию распоряжаться чужим имуществом как своим собственным" <2>.
--------------------------------
<2> См.: ВЧК. Документы и материалы. М., 1995. С. 229 - 230.

Злоупотребление должностным положением, взяточничество и воровство, во что преобразовались грабежи времен Гражданской войны, были распространенными пороками в воинских частях и соединениях. Начальник дивизионной школы 5-й стрелковой дивизии Западного фронта С. Эбергардт был предан суду Революционного военного трибунала за то, что дал за корову быка меньшего веса <3>. Впрочем, спустя месяц он был освобожден и получил назначение временно исполняющего дела помощника командира 15-го стрелкового полка <4>. По обвинению в хищении казенного имущества было заведено дело на командира 7-й кавалерийской дивизии легендарного героя Гражданской войны Г.Д. Гая (1887 - 1937). Лишь вмешательство командующего фронтом М.Н. Тухачевского привело к закрытию дела <5>. "За преступление по службе" 18 января 1922 г. ЧК Белоруссии арестовала начальника эскадрильи-2 Е.С. Пятосина, в 1920 г. командовавшего ВВС Западного фронта <6>. Осужденный на 2,5 года, 29 марта 1922 г. он был амнистирован, а 13 сентября 1922 г. назначен начальником штаба ВВС фронта <7>.
--------------------------------
<3> См.: Там же. Оп. 5. Д. 1192. Л. 138.
<4> См.: Там же.
<5> См.: Маршал Тухачевский. Воспоминания друзей и соратников. М., 1965. С. 169.
<6> См.: Там же. С. 244.
<7> РГВА. Ф. 104. Оп. 5. Д. 1194. Л. 47.

М.Н. Тухачевский, в годы Гражданской войны командовавший армиями и фронтам Красной армии, наряду с С.М. Буденным был самым популярным в Советской России и самым ценным для советской власти "революционным генералом" <8>. С.А. Меженинов также получил широкую известность в годы Гражданской войны, будучи командующим 3-й и 12-й армиями.
--------------------------------
<8> Подробнее см.: Минаков С.Т. Сталин и его маршал. С. 10 - 201.

"Речь шла о разного рода подношениях командующему со стороны подчиненных ему командиров, об использовании в личных целях продовольственных товаров из войсковых фондов, об увеселительных мероприятиях и т.д." <9>. В деле говорилось о "незаконной передаче командующим своего револьвера леснику за организацию охоты" <10>. Вопросы вызывали и "несоразмерные с официальным получаемым денежным содержанием расходы М. Тухачевского" <11>. Правда, подозрения во взяточничестве не подтвердились. Сведения о незаконном использовании Тухачевским войскового имущества поступали и позже. 2 сентября 1923 г. в своем докладе заместителю Председателя ОГПУ Г.Г. Ягоде помощник полпреда ОГПУ по Западному краю сообщал, что Тухачевский "каждый месяц возит семью в бронированном вагоне спецназначения", что "прилетал на аэроплане в свое имение..." <12>.
--------------------------------
<9> См.: Зданович А.А. Указ. соч. С. 282.
<10> Там же.
<11> Там же.
<12> Цитируется по: Парнов Е. Заговор против маршалов. Т. 2. М., 1997. С 17.

Особо выдающимся государственным и революционным деятелям советская власть предоставляла в индивидуальном порядке "имения". Такой чести был, в частности, удостоен ветеран русского революционного движения Н.А. Морозов. "Он, - как вспоминает Л.Л. Сабанеев, - был пожалован советским правительством в "краспомы", что означало "красный помещик". Ему не то вернули его имение, не то дали какое-то другое, но он мог жить у себя в деревне, наслаждаясь былыми прелестями помещичьей жизни, конечно, с поправкой на современность" <13>.
--------------------------------
<13> См.: Сабанеев Л.Л. Воспоминания о России. М., 2004. С 191, 193.

Высший комсостав Западного фронта совершал и более серьезные должностные преступления. Из-за утраты особо секретных документов, включая мобилизационные <14>, 13 декабря 1922 г. сотрудниками особого отдела ГПУ были арестованы 1-й помощник начальника штаба Западного фронта Н.Е. Варфоломеев <15> и начальник Мобилизационного отдела штаба фронта И.Т. Алексеев <16>. Следствие продолжалось до мая 1923 г. Аналогичные преступления были совершены и популярными военачальниками Красной армии командиром 2-го кавалерийского корпуса Г.И. Котовским и командиром 1-го кавалерийского корпуса В.М. Примаковым <17>.
--------------------------------
<14> См.: Зданович А.А. Указ. соч. С. 281.
<15> РГВА. Ф. 104. Оп. 3. Д. 174. Л. 20.
<16> Там же. Оп. 3. Д. 168. Л. 3 - 4, 112; Список лиц с высшим общим военным образованием, состоящих на службе в РККА (к 1 марта 1923 г.) М., 1923. С. 12.
<17> Там же. С. 482.

1 февраля 1923 г. от должности был отстранен, а затем арестован начальник оперативного отдела штаба фронта В.В. Шестун <18>. Он подозревался в шпионаже в пользу Польши <19>. Но подозрения не подтвердились, и в мае 1923 г. он был освобожден, возвращен в ряды Красной армии <20>.
--------------------------------
<18> РГВА. Послужной список Шестуна В.В.
<19> См.: Зданович А.А. Указ. соч. С. 281.
<20> РГВА. Послужной список Шестуна В.В.

6 апреля 1923 г. были арестованы помощник начальника штаба 4-го стрелкового корпуса В.Д. Залесский и временно исполнявший обязанности начальника оперативно-строевой части штаба корпуса И.М. Мерклинг (16 апреля 1923 г.) <21>. Командир 4-го стрелкового корпуса А.В. Павлов был исключен из партии. Относительная "мягкость" наказания комкору объяснялась, скорее всего, его приятельской близостью к Тухачевскому и известностью. Согласно "спецсообщениям ГПУ" к ноябрю 1923 г. "антисоветские группировки комсостава отмечены на Запфронте - одна монархическая в частях 4-го армкорпуса и анархо-интеллигентская в 37-й дивизии" <22>. Отдел полпреда ГПУ и Особый отдел Западного фронта действительно "вели дело разработки на группу высшего комсостава 4-го корпуса во главе с Павловым <23>. Эта группа оценивалась как монархическая и, следовательно, контрреволюционная, готовая участвовать в свержении большевиков" <24>. Таким образом, проведенные смещение с должностей и аресты среди начальствующего состава штаба 4-го стрелкового корпуса были связаны с выявлением указанной группировки. Правда, позднее почти все указанные командиры были освобождены, возвращены в состав Красной армии на различные должности. Видимо, никаких антисоветских действий они не совершили. Похожая ситуация сложилась и в штабе Украинского военного округа (УВО) <25>.
--------------------------------
<21> Там же. Л. 45, 76; РГВА. Послужной список Мерклинга И.М.
<22> Обзор политико-экономического состояния СССР за период с 15 ноября до 1 ноября 1923 г. // "Совершенно секретно" Лубянка - Сталину о положении в стране (1922 - 1934 гг.). Т. 1. Ч. 2. С. 943.
<23> См.: Зданович А.А. Указ. соч. С. 285.
<24> Там же.
<25> РГВА. ПС. Ф. 25899. Оп. 3. Д. 1075. Л. 1; Ф. 37976 (коллекция послужных списков) Оп. 1. Д. 83.

Ностальгия по "староофицерским" традициям способствовала возрождению различных обычаев в повседневной жизни комсостава Красной армии <26>, особенно из бывших офицеров "старой армии". Характер своего рода "эпидемии" приобрела дуэльная практика, особенно на Западном фронте, в Петрограде, Москве <27>. В 1925 г. произошло 90 дуэлей, 60 из них со смертельным исходом, несмотря на угрозу - до 6 лет лишения свободы <28>.
--------------------------------
<26> См.: Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов... С. 257 - 259.
<27> ГАРФ. Ф. 5853. Оп. 1. Д. 24. Л. 11501.
<28> Там же.

Завершение Гражданской войны не прекратило, несмотря на "сухой закон", разгул пьянства, захлестнувшего все слои советского общества. "...Власть их окончательно развратила, - с негодованием писал рядовой научный сотрудник Академии наук Г.А. Князев 31 декабря 1922 г. о "вождях" страны. - Ничего идейного у них не осталось. Наглость некоторых дошла до полного бесстыдства. Все эти тт. Крыленки, Курские, Каменевы давно забыли и думать о коммунизме... Некоторые из них нисколько не стесняются в своей личной жизни - и пьют, и развратничают..." <29>. Такое мнение было не беспочвенно. В августе 1922 г. Ф. Дзержинский докладывал в ЦК РКП(б) о пьянстве и крупной картежной игре Главкома С.С. Каменева, заместителя Председателя РВСР Э.М. Склянского, С.В. Коссиора и Н.И. Подвойского <30>. Л. Норд вспоминала о "любившем выпить Фрунзе..." <31>. Не отставала и интеллигенция. "...Без проклятого пойла - пива, - признавался себе в своем дневнике М.А. Булгаков 3 сентября 1922 г., - не обходится ни один день. И сегодня я был в пивной на Страстной площади с А. Толстым..." <32>.
--------------------------------
<29> См.: Князев Г.А. Из записной книжки русского интеллигента // Русское прошлое. Кн. 5. СПб., 1994. С. 226.
<30> См.: Шульгин В.В. Три столицы. М., 1991. С. 435.
<31> См.: Норд Л. Маршал М.Н. Тухачевский // Возрождение. Тетрадь N 63. С. 63.
<32> См.: Михаил и Елена Булгаковы. Дневник Мастера и Маргариты. М., 2001. С. 28.

Примечательно, что отмена "сухого закона" в конце 1924 г. была воспринята массой советских граждан почти как "национальный праздник". "В Москве событие, - записал 21 декабря 1924 г. М.А. Булгаков, - выпустили 30 (градусную) водку, которую публика с полным основанием назвала "рыковкой" <33>. В массе советского населения, да и за рубежом, было широко распространено мнение, которое выразил на страницах своего дневника будущий автор "Мастера и Маргариты", что А.И. Рыков, сменивший умершего Ленина на посту Председателя Совнаркома, "горький пьяница" <34>. В расхожих представлениях (в данном случае не ставилась задача выявления степени их соответствия реальному положению дел, равно как и указанной выше репутации Рыкова) с его личной заинтересованностью связывали отмену "сухого закона".
--------------------------------
<33> См.: Там же. С. 45.
<34> Там же. С. 52. Косвенный намек на это содержится и в некоторых опубликованных архивных документах (см.: Советское руководство. Переписка 1928 - 1941. М., 1999. С. 196).

Серьезным нарушением морально-этических норм в те годы пьянство считалось в комсоставе Красной армии. Это было и правовым нарушением "сухого закона", действовавшего до конца 1924 г. "Выпивка, хотя бы по случаю Нового года, - вспоминал первую половину 20-х годов Г.П. Софронов, - да еще грубость... рассматривались как очень серьезные проступки. Коммунисты видели в этом склонность к излишествам, особенно недопустимую в тяжелое время" <35>.
--------------------------------
<35> См.: Софронов Г.П. Неподвластное времени. М., 1976. С. 312 - 313.

Пьянство процветало и в комсоставе Западного фронта. В 1923 г. в ЦКК поступила в связи с этим информация о командире 5-го стрелкового корпуса П.Е. Дыбенко, одном из "творцов" Октябрьской революции <36>. Бывший офицер старой армии В. Довбор, занимавший должность помощника начальника информационного отделения Разведывательной части штаба Западного фронта, был исключен из партии (в которой он состоял с 1918 г.) в июле 1920 г. за то, что на переговоры с поляками явился пьяным <37>.
--------------------------------
<36> См.: Парнов Е. Заговор против маршалов... С. 18.
<37> РГВА. Ф. 104. Оп. 3. Д. 26. Л. 17.

29 октября 1923 г. Тухачевский вынужден был давать ответ на обвинение его в "попойках, кутежах, разлагающем влиянии на подчиненных" на заседании Партколлегии ЦКК, где слушалось его дело <38>. От передачи дела в ОГПУ Тухачевского спасали, конечно, его популярность и военная значимость, особенно в условиях обострения внутриполитической борьбы. Ограничились "строгим выговором за некоммунистические поступки" <39>. Следует обратить внимание и еще на одно обстоятельство. Как выразился ответственный сотрудник ОГПУ, "мы не имеем права наблюдать за коммунистами без разрешения центра, тем более за такой крупной фигурой, как Тухачевский" <40>.
--------------------------------
<38> Там же. Д. 173. Л. 143.
<39> Цитируется по: Парнов Е. Заговор против маршалов... С. 18.
<40> Там же. С. 17.

Подводя итоги, следует заметить, что морально-этические и правовые нарушения должностного характера, подчас на грани уголовных, были обычным явлением в комсоставе Красной армии, включая и высших, популярных красных командиров. Наказания же за это популярные "вожди" Красной армии и их малоизвестные подчиненные несли сравнительно мягкие. Одной из причин такого положения было то, что в первой половине 20-х годов общественно-политическая роль Красной армии и ее командиров была весьма значима и внутри страны, и во внешней политике Советского государства <41>, особенно в обстановке острой внутриполитической борьбы первой половины 20-х годов. "Советские главари, - как утверждала зарубежная пресса, - страшно дорожат присутствием в их среде Тухачевского..." и Буденного <42> и др. Даже органы государственной безопасности не решались без санкции вышестоящих партийных инстанций вести наблюдение за поведением таких деятелей. Такой "иммунитет" в силу служебных связей часто распространялся и на их подчиненных, особенно лично близких к ним людей. "Мягкая" наказуемость за проступки и преступления, а порой и безнаказанность объективно поощряла сохранение отмеченных выше военно-бытовых "обычаев" и "традиций".
--------------------------------
<41> См.: Минаков С.Т. Сталин и его маршал; Он же. Сталин и заговор генералов. М., 2005; Он же. Военная элита 20 - 30-х годов XX века. М., 2006; Советская военная элита 20-х годов. Орел, 2000.
<42> ГАРФ. Ф. 5853. Оп. 1. Д. 2(6). Л. 724.


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А. Гайдар/
 
Anna5746Дата: Воскресенье, 09.03.2014, 16:08 | Сообщение # 8
Старший сержант
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 296
Награды: 4
Статус: Offline
Подробности военного трибунала 1986 г. в Минске над участниками карательной операции в Хатыни.
После этого суда появился фильм "Иди и смотри" 1988 г.
 
http://www.rg.ru/2014/03/04/hatyn.html


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А.Гайдар/
 
Форум НОМОПО "Курган" » Форум НОМОПО "Курган" » События, факты, люди... » Военная юстиция (Органы юстиции, законы в годы войны, вопросы военного права)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020 Бесплатный хостинг uCoz