Суббота, 26.09.2020, 11:20
Форум НОМОПО "КУРГАН" Главная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гражданский | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: kurgan  
Форум НОМОПО "Курган" » Форум НОМОПО "Курган" » Поисковая работа » Анна Едемская Не все вернулись с поля боя...
Анна Едемская Не все вернулись с поля боя...
БольшевикДата: Четверг, 04.03.2010, 11:54 | Сообщение # 1
Капитан
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 1768
Награды: 11
Статус: Offline
Вот еще очень занимательная статья (пусть, уже не новая, но интересная)

НЕ ВСЕ ВЕРНУЛИСЬ С ПОЛЯ БОЯ...
>
Там окопы и бойницы, Поутру поют там птицы, Там солдаты русские лежат. А мальчишки и девчата, Поисковые отряды Возвращают тех солдат назад...
(Из песни поисковиков)
Знакомство
Мое знакомство с ними произошло после того, как я побывала на фестивале бардовской песни имени поисковика Юрия Заплатина. Этот фестиваль три года проводится в соломбальской школе N 50. В ее здании располагается штаб молодежного поискового центра "Память". Его руководитель - педагог, поисковик с десятилетним стажем Елена Шувалова. Она и пригласила меня отправиться в экспедицию, иначе - на апрельско-майскую вахту Памяти в Ленинградскую область.
В такие экспедиции ездят и школьники, и студенты. В целях воспитания поисковики берут в лес "трудных" подростков. Поэтому в лагере действует жесткая дисциплина и каждому члену экспедиции необходимо подчиняться поисковым законам. Нарушителей сразу же отправляют домой.
Из центра "Память" в этом году в экспедицию поехало шесть человек. В основном ребята и девчонки от семнадцати до двадцати лет с небольшим. Командиром выбрали студентку Марину Кучинскую - деловую, общительную девушку. Она уже побывала в пяти экспедициях. Ее не менее общительную и веселую подругу Олю Кузнецову поисковики называют "черной меткой", потому что с ней может произойти все, что угодно, чего не может случиться с "нормальным" человеком. Но, как ни парадоксально, это ей даже нравится. Рачительную Юлю Белякову не зря назначили завхозом. Профессиональный повар четвертого разряда, она - начальница хозпалатки. Александр Шувалов - водитель и Олег Гуськов - вот и все мужики.
Лагерь
Наш "уазик" остановился у березовой рощи где-то под местечком Любань. Первое, что я услышала от ребят и девчонок: "Ура! Мы дома!" На дороге у рощи уже стояла желтая "газель" казанских поисковиков - давних друзей "архангелов". Резкий звуковой сигнал сообщил о нашем приезде. Так происходит каждый раз, когда прибывает очередная партия поисковиков.
Перебравшись через ручеек, который отделяет рощу от дороги, по тропинке мы направились к месту стоянки. Заметила, что вдоль нее посажены маленькие елочки.
- Это Челяба постаралась! (Челябинск) - объяснили мне девчонки. - У них каждый нарушитель порядка садит елочку.
Перетащив вещи к бивуаку, мы начали готовиться к ночлегу. Пока девчонки ставили палатки, ребята раздобыли дрова и разожгли костер. Ужин - макароны с тушенкой. На улице к вечеру стало холодно, поэтому они быстро остыли и есть их было неприятно. Но выбор не предлагался.
После ужина мы пошли в гости к "Казани". В 60-х годах студенческий отряд "Снежный десант" из Казанского университета организовывал зимние экспедиции по следам памяти военного корреспондента, известного поэта Мусы Джалиля. Цель ребят, изначально романтическая, поменялась, как только они столкнулись с суровой послевоенной действительностью. Обнаруженные в лесу трупы солдат, брошенная техника, оружие - все это послужило началом развития поискового движения.
Начальником Любанской экспедиции 2004 года назначили Александра Коноплева, который занимается поиском с 1986 года. В Казани он организовал поисковый центр - молодежное объединение "Отечество". Александр Юрьевич познакомил нас с членами своего отряда. Дмитрий и Родион - "мозги" экспедиции, сотрудники казанского поискового центра. Применяя компьютерные технологии, используя архивные данные, они устанавливают имена без вести пропавших солдат, находят родственников. Сергей Иванович Пестрецов - профессиональный оператор из Набережных Челнов. На протяжении всей экспедиции он будет снимать фильм про поисковиков. Еще один Сергей - командир другого казанского отряда - "Снежного десанта" нового поколения. Отряд должен прибыть через пару дней, а он приехал готовить место стоянки.
На следующий день я проснулась раньше всех. Даже в соседнем лагере еще спали. Сразу поняла, что с правым глазом что-то не так. Так и есть - опух. Это результат вчерашних, с непривычки, слезоизлияний от дыма костра. Поисковики определили, что такая у меня адаптация. Пришлось выбираться из палатки, чтобы сделать примочку с холодным чаем.
Позже утром мужики отправились строить переправу через речку Кородынку, что протекает рядом с лагерем. Мы же занялись обустройством самого лагеря. В лесу было прохладно из-за северного ветра. Но солнце не давало ему совсем "заморозить" поисковиков. Только теперь я смогла осмотреться вокруг. Всюду березы и подснежники. Цветущие и только распускающиеся. Сквозь деревья со всех сторон видны сиротливые бивуаки, терпеливо ожидающие своих хозяев.
В этом году вокруг Любани соберутся около тысячи поисковиков. В роще, где мы стоим, расположится около 180. Один Челябинск чего стоит - 50 человек, а еще Архангельск, Няндома, Казань, Бронницы (Московская область), Ижевск. В 60 километрах от нас в Синявино и Мге - человек восемьсот из Тамбова, Вологды, Москвы, Северодвинска, Кирова, Петрозаводска...
"Долина смерти"
- В России поисковое движение зародилось в начале 50-х годов, - рассказывает Елена Шувалова. - В Новгородской области в деревне Мясной Бор жил Николай Орлов - обходчик на железной дороге. Он один из первых обнаружил в лесу трупы солдат 2-й ударной (власовской) армии. Стал их хоронить. Дело Николая Орлова продолжили его брат Александр и сын Валерий. Они были первыми учителями пионеров архангельского поиска.
Мясной Бор известен тем, что в этих местах в 42-м полегла целая армия. Оборванные, голодные солдаты с тяжелой техникой застряли в непроходимых болотах Новгородской области, где и были окружены немцами. Именно здесь сначала работали поисковики - в "Долине смерти", как сразу же окрестили эту местность, а потом и на других территориях-"кладбищах".
Недалеко от 2-й ударной воевала 54-я ударная армия, которая также несла большие потери. В результате в этих местах полегло около ста тысяч советских солдат и офицеров. Именно их, тех, кто "не вернулся из боя", и ищут поисковики каждый год.
- В том месте, где мы будем копать, во время войны были санитарные стоянки, - рассказывает Елена Шувалова. - Здесь вряд ли найдешь оружие и мины. Да и после трагедии в Карелии с северодвинскими ребятами на опасные участки подростков уже не "бросают".
У нас есть списки погибших и захороненных в этих местах. Это результат долгой и кропотливой работы в архивах. В задачи экспедиции входит поиск места захоронений. При раскопках надо найти хоть какие-то подтверждения, что здесь лежат именно те люди, имена которых указаны в архивных списках. И самое главное, перезахоронить найденных бойцов, разыскать их родственников, однополчан.
Добавлю к словам Елены, что кладбище, где со всеми почестями предают земле найденных бойцов, находится в двух-трех километрах от лагеря в деревне Чудской Бор. В прошлом году здесь захоронили 720 солдат в 111 гробах (по десять человек в каждом). На могилах лежат каски. Продырявленные пулями и ржавые от времени. Такие находки в лесу встречаются на каждом шагу.
Оператор Сергей Пестрецов уже не первый раз ездит в экспедиции и многое может рассказать о поисковом движении:
- Вокруг Любани погибло 300-400 тысяч солдат. Большинство из них так и остались лежать в лесах и болотах. Всю жизнь нам внушали, что у нас в стране "никто не забыт, ничто не забыто". В начале 60-х годов грибники находили в этих лесах еще не до конца разложившиеся трупы бойцов. В шинели, каска на голове, в руках оружие. Как бежал в бой солдат, как убило его, так и остался лежать. Таких бойцов поисковики называют "верховыми". В 80-х годах, когда мы приезжали сюда на раскопки, власти специально выставляли милицейские кордоны, чтобы не пускать нас в лес. А людям говорили, что поисковики занимаются антисоветчиной: сначала закапывают в лесу гипсовые черепа, а потом их раскапывают.
Во всех европейских странах, - продолжает Сергей Иванович, - погибшие во время Второй мировой войны уже давно найдены и похоронены. Об этом позаботилось государство. Европейцы чтут свою историю, для них память священна.
Великий полководец Суворов говорил: "Пока не похоронен последний солдат, война не закончена". Наша война еще продолжается. Сотни тысяч бойцов числятся без вести пропавшими, а на самом деле лежат где-нибудь в лесу... Родственники же до сих пор ничего не знают о их судьбе. Поисковики, по сути, выполняют работу за государство.
Солдатское кладбище
До места раскопок надо пройти около трех километров. Сначала идешь по дороге, а затем резко сворачиваешь в лес. Начальник экспедиции Александр Коноплев исходил эти места вдоль и поперек, поэтому уверенно ведет за собой остальных поисковиков.
Перед глазами быстро мелькают деревья. Не идешь, а прыгаешь с кочки на кочку, стараясь попасть точно в след идущего впереди. Под ногами хлюпает месиво из старых жухлых листьев, травы, мха, веток и воды. Но вот и место раскопа.
Поисковики берут щупы - металлические стержни, и начинают "прощупывать" почву. При ударе по кости они издают специфический звук. Обследуется каждый сантиметр участка.
- Пойдемте, я вам кое-что покажу, - говорит мне и Елене Шуваловой начальник экспедиции. - Тут недалеко, километра три, есть солдатское кладбище. Я обнаружил его еще в 96-м году. Совсем рядом с ним идет вырубка леса, уже и дорога проторена. Не опоздать бы выкопать, пока там все не разворотили.
Мы направляемся в глубь леса. Здесь очень сыро и еще много снега. На земле повсюду лежат советские каски и печки-буржуйки. Когда-то тут пролегала военная дорога. Напоминанием о ней остались две колеи, которые время еще не успело стереть с лица земли. Посреди дороги стоят уже взрослые деревья.
- Медицинский стол, - указывает нам на находку Александр Юрьевич. - А это кусок от самолета, - поднимает он с земли что-то бесформенное.
Я непроизвольно пытаюсь воспроизвести картину того, что здесь происходило шестьдесят с лишним лет назад. Тут жили люди. Измученные войной, они спали в землянках, топили печки, варили обед, смеялись, пели, шли в бой, плакали о товарищах.
Маленькие холмики среди частокола деревьев я заметила не сразу. Кладбище. Копать здесь будет очень трудно. Корни деревьев давно уже проросли в эти могилы. Кругом вода. В отдельных местах двухметровым щупом еле достаешь до дна образовавшегося углубления. По словам Александра Коноплева, в этих могилах должны быть алюминиевые таблички, на которых указаны имена похороненных.
На обратном пути к раскопу мы видим сруб избушки (здесь, возможно, жили офицеры), развороченный "трофейщиками" блиндаж. Сущее наказание для поисковиков - эти мародеры. Они прочесывают леса в поисках оружия, боеприпасов, разрушая все на своем пути. Даже могилы раскапывают, в надежде поживиться. Поначалу и поисковиков принимали за мародеров. Мало ли кто по лесам шастает с лопатами. Поэтому в задачу поисковиков входит как можно быстрее найти и перезахоронить всех солдат, а найденное оружие сдать куда следует.
Определившись с местом раскопа, поисковики возвращаются в лагерь. С завтрашнего дня можно начинать работы.
Поисковые будни
Рано утром первыми встают дежурные. Надо разжечь костер и приготовить завтрак для отряда. Подъем для всех в половине девятого. Сонные, мы вылезаем из палаток. Бррр! Холодно. Скорее к костру. В няндомском лагере слышно, как кто-то командует: "Подъем!" Сейчас там будет всеобщее построение, потом торжественное поднятие флага. Кто-то воспротивился воле командира. Заставили отжиматься. Прямо как в армии. Дисциплина в лесу, конечно, вещь важная, но некоторые командиры явно "перегибают палку".
И вот мы уже на пути к раскопу. Солнце быстро взбирается по небесному "потолку". От того, что оно припекает, и от быстрой ходьбы становится очень жарко. На раскопе пять минут отдыхаем, жадно пьем воду. Затем ребята начинают копать. Пока они что-нибудь не найдут, девчонки отдыхают. Верхний слой земли снимается относительно хорошо, но тут на подходе твердая глинистая почва. Тяжелую и липкую, ее копать намного труднее. На глубине полтора метра лопата ударяется о кость. Так, осторожно. Здесь работа для девчонок. Мы надеваем резиновые перчатки, прыгаем в ров и начинаем откапывать бойца. Девчонки, побывавшие в нескольких экспедициях, уже знают, как правильно и без ошибок делать свою работу.
- Это фаланги руки, значит, череп где-то здесь, - переговариваются поисковики. - Только почему он один? Остальные, видно, глубже.
От "ледяной" глины рукам холодно. Работу осложняет то, что отовсюду течет грунтовая вода. Она стекает в специально выкопанный колодец, откуда ее потом вычерпывают ведрами.
Под бойцом и около него лежат еще несколько солдат. В раскопе начинает распространяться запах тления.
- Ну, как ты? - спрашивают меня девчонки. - Не страшно? В обморок не падаешь?
Страшно мне не было.
- Знаешь, мне тоже не было страшно, - вспоминает Марина. - Просто я была удивлена, что они могут вот так просто лежать где-нибудь в воронке или в окопе, и об этом никто не знает.
В середине дня "народ" отправляется обедать. Дежурные уже приготовили ведро супа. Пообедав, все отдыхают минут двадцать. На свежем воздухе да после еды так хочется спать! Только задремали - подъем!
В шесть вечера мы отправляемся в обратный путь. В лагере снимаем с себя грязную одежду, бродни и сразу становится легче. Весь отряд собирается у костра. Теперь съешь все, что угодно, даже холодные макароны. Отдохнув немного, мы идем к кому- нибудь в гости или к нам приходят соседи. Ближе к ночи резко холодает. Мы собираемся у костра, жмемся к нему, пытаясь отогреться. И потом еще долго в лесу раздаются песни о войне, розенбаумовское "Ау" или что-нибудь из репертуара современного рока.
Совет командиров
Наконец-то приехали все. Вечером на бивуаке Казани собираются командиры отрядов. "Люди в камуфляже" рассаживаются лицом к начальнику экспедиции. Их спины "обнимает" черная ночь. В центре, в большом татарском казане горит костер. Потрясающее зрелище!
На совете обсуждаются самые важные вопросы. У начальника экспедиции цель - поднимать не только "верховых", но и все госпитальные кладбища, затерянные в лесу. Часто родственники знают, что где-то в лесу похоронен близкий человек, но к могиле им прийти невозможно. Командир отряда из Удмуртии Фаиль Ибрагимов не согласен. За несколько дней его отрядом найдено и поднято пятеро "верховых". Всего в округе обнаружено семь кладбищ - это работы на пять лет. Не успеть. Время идет, и то, что сейчас еще можно поднять, через год-два будет утрачено. Близится 60-летие Победы. В связи с юбилеем поисковым центрам и фондам еще будут выделять средства. Но большая вероятность, что после празднований труд поисковиков уже будет властям не нужен. Поэтому в первую очередь надо поднимать "верховых". Тем более что на Синявино надо как можно быстрее "расчистить" территорию - скоро там будут строить птицефабрику.
Вторая головная боль поисковиков - это нехватка достойной смены. В экспедиции с каждым годом все больше и больше приезжает народа. Много новых людей. Их заново надо учить, тратить драгоценное время. В каждом отряде найдется лишь несколько человек, которые постоянно ездят в экспедиции. Но раз уж поисковики взялись за воспитание молодежи, надо дело продолжать.
Разговор переходит к обсуждению графика работ и запланированных мероприятий. В этом году помимо всего нужно поднять летчиков с четырех самолетов, обнаруженных поисковиками в лесу. Когда речь идет о самолетах, надо представлять себе не целую машину, а множество кусков, разбросанных по лесу. Точно известно, что один из летчиков полностью сгорел, другого тут же вблизи самолета похоронили наземные части, остальных надо искать. Установить имя летчиков можно по заводскому номеру самолета, если удастся его определить.
- Хочу показать вам уникальную находку, - в руках у Александра Коноплева стеклянный шар, в котором плавают остатки какой-то желтоватой жидкости. - Это ампуломет, вернее, снаряд-ампула. Нашел, когда искал самолеты. Во время войны ампулу наполняли горючей жидкостью - напалмом. При падении она разбивалась и "поджигала" вокруг себя все на немалом расстоянии. Потушить огонь можно было только путем полного перекрытия контакта с воздухом. Эта ампула почему-то не разбилась.
А что это, мы пока не определили, - Коноплев показывает деревянный "снаряд", распавшийся на две половинки. - Похоже, что эта штука наполнялась порохом или взрывчаткой, к которой был подведен фитиль. Деревянную "бомбочку" нельзя было обнаружить с помощью металлоискателя. Возможно, она применялась как противотанковое средство.
Последний вопрос, который давно уже не дает покоя поисковикам, - это установка мемориала на кладбище в Чудском Бору. В преддверии празднования 60-летия Победы предоставилась возможность осуществить задумку. В этом году из Фонда поисковых отрядов Ленинградской области пообещали выделить 700 тысяч рублей на мемориал. А начальник экспедиции уже видит, как будет выглядеть этот памятник: в колючей проволоке застрявшие каски советских солдат.
Все вопросы обсуждены. Командиры отрядов покидают бивуак и исчезают в темноте. Следующий совет состоится через два дня.
Воспитание молодежи
Между деревьями натянули большой экран. Подрастающему поколению будут показывать документальные и художественные фильмы о войне. Каждый вечер поисковики-ветераны читают молодежи лекции по технике безопасности, медицинской помощи, по истории поискового движения, компьютерным технологиям поиска.
Во время "Вахт памяти" проводятся вечера патриотической песни. Умение играть на гитаре и петь очень ценится среди поисковиков. Ночью у костра душевная песня - то, что надо. В нашем отряде этого умения девчонкам не занимать, а Юля даже сама пишет песни. В эпиграфе публикации и в ее конце - отрывок из ее сочинений.
Немаловажную роль играет посвящение в поисковики. Это почетное звание присуждается только тем, кто его заслужил своей верностью поисковому движению.
Перед обрядом посвящаемые должны пройти ряд "испытаний": обнаружить с помощью щупа "гранату", пройти по веревочному мосту, взобраться на гору, нарубить дров и развести костер, проползти под "колючей проволокой"... Затем кандидаты произносят клятву и целуют саперную лопатку. Потом их мажут грязью, и только после этой обязательной процедуры ритуал завершается.
В экспедициях ребята и девчонки проходят важную школу жизни. Участвуя в общем деле, они становятся более уверенными и самостоятельными, учатся выстраивать отношения друг с другом и с коллективом, дисциплина способствует укреплению их воли и характера. Бывает, что самые ершистые возвращаются из экспедиции другими людьми.
А что в итоге?
За несколько дней поисковики на санитарном захоронении подняли двадцать бойцов, офицера. Солдаты лежали один на другом. У некоторых на ногах сохранились валенки. Тут же вперемешку с глиной - куски шинели. У одного бойца ремень вокруг пояса, за который была заткнута простая алюминиевая ложка. Жаль только, что не именная. Ведь найти медальон - один шанс из ста. Тем более что их совсем запретили в 43-м году.
В Синявино поднимали только "верховых". Их также оказалось немало.
В итоге было найдено 285 бойцов, которых со всеми подобающими почестями похоронили 9 и 10 мая. На их захоронение в администрации Любани выделили всего лишь тридцать гробов.
Медальонов найдено всего два. Личности солдат устанавливали не только по медальонам, но и по личным вещам - котелкам, ножам. Рядом с одним из бойцов нашли фотографию девушки. Снимок был за стеклом и в металлической коробочке, поэтому хорошо сохранился. На захоронение приезжали однополчане и родственники.
Возможно, правы поисковики, что, отпраздновав 60-летие Победы, многие забудут у нас о Второй мировой войне. А придет время, станут в России вспоминать "сороковые роковые" как Отечественную войну 1812 года... Но и сейчас война продолжается. До сих пор люди и техника подрываются на минах времен Великой Отечественной. "Трофейщики" продают налево "опасные находки", которые затем попадают в руки террористов-убийц - нарушителей мира и спокойствия. И неизвестно, "вернутся" ли когда-нибудь с поля боя те, чья жизнь подытожена одной лишь фразой: "Без вести пропавший"...
Пусть наш труд не самый легкий, На работу путь далекий, Дождь не сможет нас сломить. Это долг наш, это совесть, Это в памяти осталось, Ту войну нам надо завершить. Это тоже из песни "Поисковая".

Анна Едемская
22 июня 2004 года

с сайта -
http://pravdasevera.ru/print.html?article=12424


Век живи, век учись, а помрешь... все равно дураком

Сообщение отредактировал Большевик - Четверг, 04.03.2010, 12:02
 
Форум НОМОПО "Курган" » Форум НОМОПО "Курган" » Поисковая работа » Анна Едемская Не все вернулись с поля боя...
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020 Бесплатный хостинг uCoz