Понедельник, 20.11.2017, 05:14
Форум НОМОПО "КУРГАН" Главная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гражданский | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: kurgan, Пищулин 
Форум НОМОПО "Курган" » Невоенная археология » Невоенная археология » Бельские сидельцы
Бельские сидельцы
VerzondДата: Четверг, 05.02.2015, 11:44 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 165
Награды: 2
Статус: Offline
Зима 1634 года принесла России тяжелые испытания.Пылали разоренные Крымской ордой южные окраины. С запада наступали закаленные в Тридцатилетней войне полки короля Владислава. Повторение страшных лет интервенции казалось неизбежным. Близ Дорогобужа армия Владислава, королевича Казимера, коронного и литовского гетманов ненадолго свернула с кратчайшего на Москву пути, чтобы взять небольшую крепость Белую.
А пошел король «к городу Белой, слышав про то, что на Белой в городе небольшия люди, и хотя… город Белую взять, и осадных людей (защитников города. — А. Б.) страхом и своим многолюдством устрашить, и иными своими прелестьми прельстить, и на то осадных людей привесть, чтоб, устрашася ево злохищнова умыслу, город здали.И с тем к осадным людем з большими грозами розных полковников и всяких чиновников посылает, чтоб город здали не дожидаяся ево королевского гневу. А будет они города не здадут – и король велит над городом всякими обычаи промышлять, возьмет город безо всякия мешкоты, а воеводе вашему и всем грацким сидельцом — всем будет без пощады смерть, чтоб не дожидаяся на себя королевского гневу город здали!А по государеву указу на Белой был стольник и воевода князь Федор Федорович Волконской, а с ним дворяне, и дети боярские, и стрельцы, и казаки, и тутошныя белския и уездныя люди. И стольник и воевода князь Федор Федорович, и дворяне, и дети боярские, и всяких чинов люди, видя такое злое королевское ухищрение, и над городом промысл, и всяческие ево прелести, прося у Бога милости и у Пречистыя Богородицы и у московских чюдотворцев помощи, не устрашаяся ево королевского промыслу и не смутився на ево прелесть, устремився на смерть.И уцеломудришася на то, нежели им всем за святыя Божия церкви, и за православную веру, и за государево крестное целованье во граде помереть, ниже королевских гроз устрашитися или на приказы ево прелститца.И помоляся на том все единодушно и межу себя целовали святый и животворящий крест Господень. И прося у Бога милости, засыпав врата градская, и сели насмерть».Так писал в начале 1660-х годов русский летописец,выдающийся воевода и государственный деятель боярин князь Ф. Ф. Волконский-Меринов.
Среди множества крупных событий «бунташного века», в которых довелось участвовать и играть не последнюю роль князю, жизнь коего склонялась уже на седьмой десяток, он недаром особо выделил «бельское сидение».
В военную историю России, богатую небывалыми подвигами, гарнизон крепости Белая вписал одну из уникальных страниц. Большая заслуга в этом принадлежала самому князю.Еще весной 1633 года в разгар боев под Смоленском Волконский развернул партизанскую войну против королевской армии. Его отряды под предводительством дворян и стрельцов, казаков и крестьян вели бои по всему Смоленскому и Велижскому уездам. При поддержке местного населения они уничтожали обозы и громили карательные отряды, приводя в Белую по нескольку десятков пленных и принося важные сведения, немедленно отсылавшиеся князем в Москву. Бельские воины помогали крестьянам уходить с захваченных интервентами земель в Россию. Многие беглецы вступали в отряды, которые Волконский вооружал и обучал. Вскоре они стали побеждать профессиональных солдат в открытом бою.Владислав не случайно пошел на Белую со своими главными силами. Казаки и отряд полковника Петровского, посланные королем в Бельский уезд, понесли большие потери и были отброшены. Силы Владислава были
хорошо известны в Белой. «Проходцы» — военные разведчики Волконского — исправно сообщали князю о составе и боеспособности немецких, польских и литовских полков, более чем десятикратно превосходивших численность «бельских сидельцев».
Победоносная армия Владислава пришла под Белую, имея для сокрушения деревянных стен более 150-ти орудий, пушек и мортир, стрелявших бомбами до 5 пудов весом.
Город располагал примерно двумя десятками малокалиберных пушек и пищалей. Тем не менее князь Волконский на предложение короля сдаться ответил, что «Шеин ему не в образец!» Лучшие силы русской армии во главе с боярином и воеводой М. Б. Шеиным после упорного сопротивления капитулировали под Смоленском.)Ответ сей показался шляхте весьма рыцарским, и литовский канцлер князь Радзивилл велел его записать. Весь опыт ведения войн свидетельствовал, что гибель бельского гарнизона неизбежна. И летописец, умудренный своей многотрудной жизнью, не останавливается на военной стороне дела, хотя она могла послужить лишь к чести его и славе. Из многочисленных взаимосвязанных событий и фактов он выбрал главное: единодушную решимость всех защитников крепости, без различия сословий и званий, не склониться перед врагом.Люди, готовые пожертвовать собой и своими родными за правое дело, устремились на неизбежную смерть и вырыли пороховой погреб, чтобы взорвать крепость. Именно к высоте духа, подвижничеству защитников Белой сводит свой рассказ автор Летописца. Он недаром употребил здесь слово «целомудрие», объединяя земного воина и святого подвижника: с древнейших времен подвигом на Руси называлось лишь деяние, связанное с забвением личного во имя общего, земного во имя духовного.Племена славян, писал в VI веке автор византийского«Стратегикона», сходны по своему образу жизни, своим нравам, своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или к подчинению в своей стране. Решение защитников Белой «сесть насмерть» стало выражением нового патриотического подъема, начавшегося в «Смутное время» и во многом определившего развитие Российского государства в XVII столетии.Самым простым и убедительным способом летописец превращает решение маленького западного гарнизона в общерусское явление народного патриотизма. Вчитаемся внимательно в летописный рассказ.
«Король же Владислав, и королевич Казимер, и гетманы, и вся Поспалитая речь, и все чиновники розпыхався великими злобами облегоша град Белую со всех стран, поставя круг града многия остроги и земляныя городки и шанцы весь град окопаша. И седоша у града по рву, и многие подкопы под град подведоша, и многими приступы приступаша со всех стран. Из болшова наряду по городу биша, и из верховова наряду всякими составными нарядами ядры в городе зажигая (нарядом называлась артиллерия вообще; большим нарядом — крепостные стенобойные пушки,верховым — бомбарды и мортиры навесного боя, стрелявшие многопудовыми «нарядными» бомбами, то есть ядрами, начиненными порохом. — А. Б.). И на многих приступах и руками грацкие стены зажигаше. И подкопами башни вырываша, и грацкие стены из пушек розбивая, и всякими злоухищными промыслы над градом вымышляху, как бы город взяти. И воеводу и всех осадных людей за их жестокосердие смерти предати хотяху».
Летописный рассказ сильно отличается от сообщений 1634 года, которые «проходцы» князя Волконского доставляли в Москву. В своих «отписках» князь подробно рассказывал о подвигах дворян и стрельцов, казаков и крестьян, которые в жесточайшей схватке отразили первое наступление неприятеля и заставили его перейти к правильной осаде. Воевода оставил нам имена героев, днем и ночью совершавших смелые вылазки, «напуски» и «проходы» сквозь неприятельские ряды, взрывавших вражеские бастионы, засыпавших траншеи, отбивавших каждодневные штурмы. В Летописце же он сознательно отказывается от описания личных заслуг «бельских сидельцев», обобщенно, избегая деталей, представляет королевский «промысл».Даже правительственная грамота 1634 года о«бельском сидении» приводила больше подробностей о происках неприятеля. Она сообщала, например, что «польский король Владислав, и королевич Казимир, и гетман Радивил с польскими и с литовскими людьми и с немецкими и с нарядом стояли под Белою в острожках и в шанцах в 24 местах, и к городу приступали, и из верхового и из стенного наряда в город стреляли, и башни зажигали, и под город и под острог четыре подкопа подводили, и воду из озер выпустили, и городским сидельцам всякую тесноту чинили и многими приступы приступали» и т. д. Документы и записки современников свидетельствуют, что в ходе минной войны было засыпано землей не только множество неприятельских солдат, но и два королевских ротмистра. Планы немецких инженеров по строительству мощной наступательной фортификационной системы постоянно срывались: горстка защитников Белой не позволяла огромной армии вести осадные работы. Наступательный порыв королевских войск спустя несколько недель кровавых боев захлебнулся в залитых весенним половодьем окопах.Сдержав свой гнев, Владислав решил оставить Белую(город его солдаты уже окрестили «Красным») и вновь двинуть свою армию на восток, к Москве. Оставшиеся в живых защитники Белой были спасены. Никто не мог бы упрекнуть выдержавший невиданную осаду, смертельно уставший и израненный
гарнизон, узнавший о планах короля от пленных, откажись он от преследования врага. Но люди Волконского вновь устремились на смерть, единодушно бросившись на вражеские станы. В ночном бою король потерял лучший немецкий полк Вейгера, много знамен и пленных. Владислав более не мог отступить от Белой: он оставил бы под развалинами ее укреплений свою шляхетскую честь. Предстоял решительный штурм. Все «бельские сидельцы», от мала до велика, ждали его с оружием в руках.
«И мая в 1 день, — гласит документ, — на первом часу дня взорвало подкопами городовую да острожную башню. И теми вырванными и иными розными месты польские и литовские люди к городу приступили. И Божиею милостию и государевым... счастием на приступех и на вылазкех польских, и литовских, и немецких людей многих побили, и языки, и знамена, и барабаны, и трубки (трубы, горны. — А. Б.), и мушкеты, и протозаны, и нарядныя ядра поимали, а взяли языков капитанов, и польских, и литовских, и немецких людей 112 человек, и от города и от острога польских и литовских людей отбили».
В противность всему опыту ведения войн, армия,многократно превосходящая численностью, выучкой и вооружением, была разгромлена маленьким гарнизоном Белой и отброшена с занимаемых ею позиций. Но летописец невозмутимо описывает эти события как должный результат единодушия «осадных сидельцев», закономерную, а не уникальную победу силы духа над силой оружия.
«И милосердием же Божиим, и Пречистыя Богородицыпомощию, и московских чюдотворцов молитвами, никакими своими вымыслы города не взяша. А под городом на приступех и на выласках у короля многих польских, и литовских, и немецких людей побиша, а иных живых в город поимаша. И стоял король под городом 8 недель и 3 дня. И видя то, что многих у себя в полкех людей потерял, а города не взял и никоторою прелестию не прельстил, отиде от города.И стольник и воевода князь Федор Федорович Волконский, и головы (командиры дворянских и стрелецких отрядов. — А. Б.), и дворяне, и дети боярские, и сотники, и стрельцы, и все осадные сидельцы за то свое мужество и твердостоятельную службу пожалованы».
Летописец не уточняет результатов бельской обороны,переломившей ход большой войны. Уже во время осады города Владислав отказался от своих притязаний на русский престол. В боях с гарнизоном Волконского король убедился в том, что позже выделит в своем рассказе летописец, — русские не покорятся завоевателю. Теперь король стремился лишь удержать завоеванное в «Смутное время» и добиться от перепуганных московских бояр ежегодной дани за свой «отказ» от престола. Отступая от Белой, Владислав утратил и эти надежды. Спасая свою честь, он просил лишь развалины города Белая, отдавая за них многолюдный укрепленный город Серпейск. Благодаря подвигу «бельских сидельцев», Россия получила 20-летний Поляновский мир.Князь Волконский должен был эвакуировать Белую,оставив на польской стороне всех крестьян и горожан, вместе с ним бившихся против королевских войск. Он получил указ из столицы и, … наградив всех оставшихся в живых крестьян и горожан, со своей грамотой отправил их в Москву, требуя от властей всяческого содействия героям Белой, всем 47-ми мужикам с семьями и семьям погибших. И быть бы князю за нарушение мирного договора в великой опале, да государь Михайло Федорович сказал тогда: «Что послал — то сделал добро!» И велел поверстать (поверстать — наделить землей, окладом и пр.) всех мужиков в вяземские поместные казаки, а командиру их Афанасию Суханову быть вяземских казаков атаманом.В то время, когда королевская армия с позором шлана запад, люди Волконского въезжали в Москву, торжественно встречаемые боярами и народом. И хотя не все герои, как указывает летописец, были пожалованы властями, народ многие десятилетия чтил «бельских сидельцев», воздавая каждому из них заслуженное уважение. Оборона Белой, представленная в летописи старого князя, стала примером патриотизма и для потомков.Была ли закончена летопись Ф. Ф. Волконского, мы незнаем. В 1662 году услуги старого князя вновь потребовались Российскому государству. С тремя полками московского гарнизона он «плавною ратью» спешно отправился на восток, где пламя войны охватило огромный район от Астрахани до Урала. В начале 1665 года воевода был посмертно награжден за «крепкие бои» и стремительные походы от Казани до Уфы и Мензелинска, за установление «мира и тишины» на огромной территории «Российского благословенного царствия».Но рукопись князя не пропала. Яркие статьи его летописи привлекли внимание группы талантливых книжников, объединившихся в последней четверти XVII века вокруг патриарших приказов и Чудовского монастыря.
Они включили наиболее важные отрывки сочинения Федора Федоровича в другой замечательный памятник — Летописец 1686 года. Это историко-публицистическое сочинение, вобравшее в себя события социально-политической истории России XVII века от вступления в Тридцатилетнюю войну (1632) до Вечного мира с Польшей (1686), дошло до нас в составе обширных летописных сводов, ведущих историческое повествование с древнейших времен. Там лаконичный рассказ Волконского о подвиге «бельских сидельцев» занял подобающее ему место среди драматических событий российской и мировой истории.

Источник: А. П. Богданов. Летописцы рассказывают.«И сели насмерть» // Русская речь, 1989, № 4 (июль-август). С. 100-106


Сообщение отредактировал Verzond - Четверг, 05.02.2015, 11:55
 
kurganДата: Четверг, 05.02.2015, 13:04 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2432
Награды: 12
Статус: Offline
Зачем две идентичных темы? Одну сношу, эту оставляю.

Vivunt mortui dum memorantur a vivis
 
VerzondДата: Четверг, 05.02.2015, 13:15 | Сообщение # 3
Сержант
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 165
Награды: 2
Статус: Offline
глюк форума был
 
kurganДата: Четверг, 05.02.2015, 23:59 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2432
Награды: 12
Статус: Offline
В сети есть и юморная версия произошедшего:
"В 1634 году польская армия во главе с королем Владиславом Польским числом в 20 тысяч человек, с осадной артиллерией, провиантом и наемниками шла на Москву. Дошла она ровным образом только до крепости Белой, в которой был воевода Феодор Волконский и 500 забитых и затурканных попами смиренных рабов Божиих (в бака-вики написано 1000 - наверное, считали два раза или каждым глазом). 
Воеводе предложили по быстренькому не тянуть резину и сдать крепость под честное польское слово, тем более, что боярин Шеин так уже и поступил, а геройства в глухом захолустье оценить некому. Заупокой отпоют, и дальше на Москву пойдут. 
Воевода Феодор потеребил бороду и ответил, что боярин Шеин ему не в пример. Пинком под зад выставили парламентеров и закрыли ворота. 
Король Владислав пожал плечами и начал обстрел крепости, сопровождая его периодическими штурмами стен. Видя, однако, что дело странным образом затягивается, отправили храбрых немцев рыть подкоп с пороховой миной. Подкоп сделали. Взорвали. 
Оказалось, что подкоп был проведен под лагерь осаждавших, в результате чего погибло несколько десятков храбрых поляков. Подозрения подтвердила стрела, воткнувшаяся в телегу. К стреле была привязана берестяная записка полууставом "Крепость здесь" с нарисованной стрелкой в сторону крепости. 

Король Владислав опять пожал плечами и опять отправил храбрых немцев рыть подкоп в новом направлении, любезно указанном осажденными. Подкоп сделали. Взорвали. 
И из пролома с радостными криками выбежали русские, которые начали рубить всех подряд, порубили 2000 человек, включая королевскую гвардию и самого короля Владислава, после чего с теми же радостными криками убежали обратно в крепость и забили пролом досками. 
Король, вынесенный все теми же отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру и, сказав польским наречием "вотзефак?", отправил ломать забитый досками пролом уже серьезно. Пролом разбили. 
Из пролома... да! Правильно! С радостными криками выбежали опять 300 русских, Они порубили еще 2000, и опять убежали в крепость, попутно прихватив 8 осадных орудий и несколько полковых знамен. Пролом забили досками. 

Король, вынесенный с поля брани отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру, сказал польскою мовою "реали! вот зе фак? Дамн шит с этой чертовой крепостью" и повел войско в обход крепости. 
В это время пролом начали решительно ломать изнутри. 
Из разломанного пролома появились русские, которые решительно загнали короля с войском обратно в лагерь, где Владиславу вручили письмо от воеводы "Слышь, королевское величество, ты это, не балуй. Пришел брать крепость - так бери крепость. Нехрен по окрестностям бродить. Не отвлекайся. И вообще - может, это. Сдашься, а ? А то мы, яко христиане , коровопролития не любим, да и хоронить вас всех тут особо негде." 

Король уже сказавший на польской мове нечто совершенно неразборчивое, дал приказ трубить отступление и идти обратно в Краков. 
А в это время через пролом с криками "А ну стоять! Куда это вы собрались!" выбежали 200 русских и погнались за уже 15000-ным польским войском. Догнать смогли только двоих. 

Известно про одного из участников осады Белой крепости - крестьянина Афанасия Сухова, что он лично убил 117 человек, взял в плен 48. 
Отличился он еще тем, что подбирал неразорвавшиеся гранаты, исправлял и c криком "учить надо матчасть, учить!" кидал обратно. 

Сам воевода был контужен одной из разорвавшихся гранат и его носили на носилках по полю боя женщины и дети (наверное, именно их посчитала википедия в число 1000). 

Это не Спарта млин, это Русь!"

(http://sysadmins.ru/topic394412.html)


Vivunt mortui dum memorantur a vivis
 
Anna5746Дата: Пятница, 06.02.2015, 01:24 | Сообщение # 5
Старший сержант
Группа: НОМОПО "Курган"
Сообщений: 281
Награды: 4
Статус: Offline
И вот ещё рассказ о бельских сидельцах. Как пример загадки русского патриотизма. Глобальная такая статья:
текст


У каждого отряда свой поход, свой позор и своя слава. /А.Гайдар/
 
katerinalevina85Дата: Воскресенье, 17.04.2016, 12:56 | Сообщение # 6
Красноармеец
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Награды: 0
Статус: Offline
Очень интересно! Спасибо за инфу.
 
Форум НОМОПО "Курган" » Невоенная археология » Невоенная археология » Бельские сидельцы
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz